Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Крыс голландский

Мультимедиа-проекты фестиваля "Окно в Нидерланды"

Ведомости / Среда 08 октября 2003
        Начиная с 70-х гг. Голландия, в сфере музыкального авангарда серьезно отставшая от Германии и Франции, стала активно наверстывать упущенное. Не пытаясь догнать соседей на проторенной дороге усложненного структурализма, голландцы сразу взяли себе альтернативные ориентиры - американский минимализм и варварские ритмы Стравинского. Очень быстро возник лидер - Луи Андриссен (р. 1939) , воспитавший всех остальных композиторов и создавший все музыкальные ансамбли, равно непохожие и на большие симфонические оркестры, и на европейские коллективы новой музыки, предназначенные для исполнения рафинированной авангардной музыки.
        Написав в 1972 г. пьесу "Стойкость", Андриссен организовал для ее исполнения оркестр "Стойкость" (Orkest de Volharding) , который успешно существует до сих пор, гастролируя по миру. В Петербург оркестр "Стойкость" привез свой коронный номер - 30-минутную композицию Андриссена "На букву М начинаются Мужчина, Музыка и Моцарт" (M is for Man, Music, Mozart). Это вещь была создана в 1991 г. для короткометражки Питера Гринуэя, одной из частей телевизионного проекта BBC Not Mozart. Это потом уже Гринуэй поставил две оперы Андриссена ( "Роза, лошадиная драма" и "Письма к Вермееру") , а тогда Андриссен впервые пригласил к сотрудничеству режиссера, в котором находил родственное стремление к агрессивности, заковыристости и крайнему формализму. Короткометражка начинается с Адама и Евы; в непривычных условиях анатомического театра они дают жизнь голому человеку; окруженный импозантной толпой (словно из "Оперы нищих") , голый человек постигает движение, музыку, но так и не постигает Моцарта. Проходной экзерсис Гринуэя оттесняется на задний план музыкой Андриссена - возможно, и потому, что она исполняется вживую, в темном пространстве под экраном и обнаруживает себя мощнее, чем умозрительный видеоряд. Жесткое, брутальное звучание медных (по составу оркестр "Стойкость" напоминает джазовый бэнд) , настырная ритмика и мужественная печальная лирика образуют простой и могучий сплав этого опуса. Луи Андриссен - один из немногих серьезных композиторов, кто открыт стихии джаза и поп-музыки, но умеет переплавлять ее в индивидуальный язык строгой организации. В два других его опуса (Passagiata и I despues) влилась и струя итальянского народного пения (во всех композициях солировала экспрессивная и нервная Кристина Завалони) ; скорбный пафос строф Андриссен передал от собственного лица, соединив музыку с рапсодическими кадрами кинофантазий (режиссер Марайке ван Вармердам).
        Оркестр "Стойкость" решил приобщить к голландскому опыту и петербургских композиторов, заказав двум из них оригинальные саундтреки к фильмам классика русской анимации Владислава Старевича. Александр Попов всего лишь старательно проиллюстрировал музыкой жестокую мелодраму из жизни насекомых "Месть кинооператора", а Борис Филановский, напротив, написал яркую концертную композицию, не слишком заботясь о том, чтобы соответствовать стилю и персонажам усато-хвостатой социальной комедии "Крыс городской, крыс деревенский".
        В целом кинопрограмма оркестра "Стойкость" осталась поприщем композиторов, а не мастеров экрана. Обратная ситуация произошла с мультимедиа-оперой "Татуированные языки" (Tattooed Tongues) , где последнее слово осталось за видеотехнологиями. Либретто оперы посвящено сложным отношениям мистика Сведенборга с собственной тройственной сущностью (она делится на трех певцов-солистов) , а также со своими невидимыми последователями. Эту многословную графоманию положил на музыку композитор Мартайн Паддинг - само собой, ученик Андриссена. Музыка Паддинга хороша там, где напоминает музыку учителя, в прочих же местах ее сладковатую однообразность спасало лишь слаженное музицирование голландского ансамбля Loos и петербургского eNsemble, подведомственного институту "Про Арте" (дирижировал Федор Леднев). Но интереснее всего оказалась проекция сюжета о великом духовидце в технологическое пространство (особенно тот эпизод, где Сведенборг переговаривается из рая со своими адептами на языке SMS-сообщений) и интерактивное компьютерное видео: оно посылало на экран графические изображения, которые жили собственной жизнью, откликаясь на импульсы, исходившие из музыкальных звучаний.
        Оба голландских проекта, столь необычных для нашей музыкальной жизни, привлекли внимание немногочисленной и случайной публики. И роскошно отреставрированный Театр музыкальной комедии, где так хорошо смотрелось технологичное шоу, и захудалый кинотеатр "Паризиана", где шло кино с музыкой, не могли похвастаться аншлагом. В этом состоит печальная сторона культурных инициатив, предпринятых официальными голландскими структурами и поддержанных отечественными культурными организациями. Вбухать в каждый проект десятки тысяч долларов, а затем удовольствоваться нецелевой публикой, польстившейся на бесплатный вход, - значит выбросить деньги на ветер. Если бы в деле участвовал коммерческий партнер, который бы взялся за обычную городскую рекламу, оба проекта могли бы стать заметными событиями питерской культурной афиши. Увы, формальный подход к культурной пропаганде, столь же неплодотворный, как и оголтелая коммерция, привел к тому, что вид из "Окна в Нидерланды" смогли оценить немногие.

Современные русские композиторы: Александр Попов, Борис Филановский
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков