Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

В Москве дирижировал гастролер мирового уровня

Московская гастрольная афиша позволила себе приятное исключение из правил. В абонементе Российского национального оркестра появился дирижер Кент Нагано -- американец японского происхождения, одно из первых имен европейского музыкального мира. Иностранные дирижеры такого уровня если и приезжали в последние годы в Россию, то в Санкт-Петербург. В Москве, не считая "бывшего нашего" Владимира Ашкенази, последним был Клаудио Аббадо, выступавший в Большом зале в 1991 году.

КоммерсантЪ / Пятница 28 февраля 1997

Но ввести опыт в систему будет трудно [ Кент Нагано в Москве ]

Оркестр Михаила Плетнева, доставивший в Москву прекрасного гостя, много радовал нас в этом сезоне и сам по себе. В конце декабря и январе, когда наша газета была на каникулах, были даны две программы отменного уровня. В одной из них Виктор Третьяков с феноменальным мастерством и темпераментом исполнил Скрипичный концерт Чайковского, там же прозвучала и "Золушка" Прокофьева. В другой игрались Четвертая Брамса и Одиннадцатая Шостаковича. Дирижировал сам Михаил Плетнев. На днях оркестр вернулся из европейского турне, где сыграл 17 концертов. Тут-то ему и свалился на голову Кент Нагано -- до тех пор музыканты знали о нем немногим более, чем московские слушатели.
45-летний Кент Нагано уже десять лет руководит Оперой в Лионе, технологичным, современным театром, глядящим в будущее и пестующим эксперимент. Шесть лет Нагано ведет также оркестр Halle в Манчестере, напротив, самый старый английский оркестр (ему 150 лет, в 2,5 раза больше, чем оркестру Светланова), выступающий хранителем репертуара веков и намеревающийся также хранить в будущем музыку Джорджа Бенджамина, Томаса Адеса и Джона Адамса, написанную по его заказу. Совмещая старое и новое, Кент Нагано все же связал свое имя главным образом с музыкой XX века. Его карьера началась в 1984 году, когда он без единой репетиции сыграл с Бостонским симфоническим оркестром Девятую симфонию Малера; в Европе он начал с "Франциска Ассизского" Мессиана, которого готовил, помогая Сейджи Озава. В Лионской опере Нагано поставил, в том числе, оперу Дебюсси "Родриг и Химена", законченную Эдисоном Денисовым, исполнял и Шнитке с Губайдулиной.
Вчера я писал рецензию, в которой радовался, что Станиславского нет в живых и ему не пришлось присутствовать при одном не сильно художественном событии, ему посвященном. Тут мне, наоборот, сильно не хватало одного соседа -- я мечтал, чтобы музыку Адамса, Бартока и Равеля в исполнении Кента Нагано послушал Сергей Эйзенштейн.
"Ни Нечетное, ни Единица не прибавляются к Четному. Они центрируют Симметричное и этим превращают его в Нечетное. Ни Нечетное, ни Единица не прибавляются к Нечетному: они превращают центрированное размещение в Симметричное расположение". Управляя оркестром, Нагано проверял построения эйзенштейновской работы "Чет-нечет" так же, как Эйзенштейн располагал Инь и Ян во временной конструкции своего монтажа. Сложение и деление ритмов, динамические соотнесения, упругость полифонических конструкций -- и не романтическое послание, а "аттракцион". Тонкий, гибкий, длинноволосый, Нагано был похож скорее не на дирижера, а на танцовщика modern dance труппы, чему способствовали и японские черты его лица. Космополитический художник представлял тип личности, которая повествует о себе, организуя окружающую среду.
Выбранные партитуры, при всей их разности, были похожи друг на друга -- преобладание быстрых темпов и сложных ритмов, дансантность, тембровая пряность. Не стремясь к всеохватности, Нагано словно искал разнообразия на узком участке -- так дизайн, активно воспринятый, становится регламентом и перерастает в искусство. Опусы Джона Адамса, знаменитого автора опер "Никсон в Китае" и "Я смотрел на потолок, видел неба уголок", играли в России считанные разы. Американский мастер, один из немногих, кто смог увязать язык XX века с традиционными слушательскими чувствами, соединил в названии своей пьесы Slonimskys Earbox русское имя музыковеда Николая Слонимского и английский нонсенс, а в музыке -- ритмику финала "Весны священной" Стравинского, оркестровые пассажи, напоминающие о стиле би-боп, рудименты некогда практиковавшегося Адамсом минимализма, голливудскую чувствительность и великолепные тембровые находки (вроде хитрых удвоений в пиццикато на пятиструнных контрабасах).
Пьесы Адамса я никогда ранее не слышал (это было ее второе в мире исполнение), и оценить ее исполнение не могу -- говорили, Нагано поначалу нервничал, а в конце сбились ударные. Зато могу сказать, что гиньольная экспрессионистская пантомима Белы Бартока "Чудесный мандарин" прозвучала так, будто все убийства и соблазнения пробежали в одну минуту -- как одна пьеса, сжатая и динамичная. Некоторая компенсация воздушной лирики произошла в двух Сюитах из "Дафниса и Хлои" -- прославленного дягилевского балета Мориса Равеля. Однако многое из того, что требовало проигранности в деталях, часто было лишь намечено, и настоящий баланс по струнным все же достигнут не был. На качестве сказались и всего три с половиной репетиции, и усталость оркестра после турне, и то, что играли все же не привычных Чайковского или Шостаковича. Было и еще несколько бед или, по меньшей мере, досадных обстоятельств.
Первое -- руководству независимого оркестра не удалось договориться с консерваторией, и концерт прошел в Зале Чайковского, где акустика намного хуже. Второе -- в двух из трех номеров программы участвовал хор телевидения Людмилы Ермаковой, тот самый, от которого наконец нашел в себе силы отказаться Евгений Светланов. При каждом вступлении хора казалось, будто тетя Клава берет речь на интеллектуальном философском диспуте. Два раза Кент Нагано показал хору "нолик", что означает: рано вступили, дорогие, умейте считать такты или, по крайней мере, смотреть на палочку! Третья беда -- Кента Нагано в Москве никто не знает, а на неизвестного дирижера, рискнувшего играть только XX век, пришло ползала.
Да, такой концерт требует слишком изощренной рекламы; он может принести российскому оркестру лишь престиж, а не любовь масс и не аншлаги. Поэтому, глядя на вещи реально, превратить опыт в систему трудновато -- хотя и желательно, прежде всего ради расширения стилистической палитры самого оркестра. Но было бы уже неплохо, если бы раз в год и другие оркестры Москвы нашли возможность предпринять подобный эксперимент.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков