Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

"Дети Розенталя" - новая опера Леонида Десятникова [ Беседа с композитором ]

Композитор Леонид Десятников закончил работу над новой оперой. Ее премьера в Большом театре состоится лишь в следующем году, однако к репетициям приступят уже совсем скоро. С композитором побеседовала наш корреспондент Ольга Русанова.

Радио Маяк / Вторник 16 марта 2004
- Поскольку никто не знает пока, даже вы не знаете, окончательного названия оперы...
- Нет, я знаю название.
- Скажете?
- Конечно. Название оперы - "Дети Розенталя".
- Кто такой Розенталь?
- Розенталь - это один из главных героев этой оперы, немецкий ученый, который в 30-е годы эмигрировал из фашистской Германии в советскую Россию. Ученый, который изобрел метод вегетативного размножения людей, называемый им дублированием. Но поскольку этот метод подрывал чистоту расовой теории, он вынужден был покинуть родину, к тому же он был еврей и коммунист. Он переехал в СССР, где открыл соответствующую научную лабораторию под патронатом самого Сталина. В этой лаборатории он воспроизводил в огромном количестве рабочих и крестьян для нужд советской империи. Но для себя в свободное от работы время, будучи страстным меломаном, он изобрел, как мы бы сказали сейчас, клонов композиторов-классиков, дублей, если пользоваться терминологией нашей оперы. И вот он создал пять композиторов-классиков, которых он считал своими детьми и которые жили у него в доме. Это Моцарт, Верди, Вагнер, Чайковский и Мусоргский. Моцарт был последним, самым младшим, он был его, так сказать, Вениамином. Такова предыстория.
- А Розенталь - это какое-то реальное лицо?
- Когда я начинаю рассказывать эту историю, многие задают мне этот вопрос. Я, видимо, рассказываю настолько убедительно, что люди спрашивают: "Это правда, да?"
- Но был такой ученый или хотя бы какой-то прообраз его?
- Но это не так важно, я думаю. Прообраз, наверное, был, да. Если в литературе и вообще в искусстве, и в драматургии существовали такие люди, и не только в драматургии, в мифологии, существовали такие люди, как Пигмалион, Франкенштейн, были ли они на самом деле, не были - это не так важно. Но они существовали. Давайте в эту когорту включим и Алекса Розенталя.
- Из этих пятерых композиторов кто вам все-таки ближе сейчас в данный момент и раньше? Потому что люди открывают для себя какие-то вещи с годами, меняются ценности. Вот лично для меня, безусловно, самым главным композитором оперным является Вагнер. А вот для вас?
- Допустим, что Вагнер является главным оперным композитором, я с вами соглашусь, особенно в свете того, что произошло в прошлом и позапрошлом году в Петербурге, когда Гергиев осуществил тетралогию вагнеровскую. Да, я могу сказать, что я Вагнера открыл после 40 с лишним лет. Раньше это был Чайковский, а позже это был Мусоргский. Я не хочу просто предавать себя и свои вкусы 15- или 20-летней давности. Хотя, конечно, кажется, это был другой человек, которому один композитор нравился больше, а другой меньше. Сейчас, видимо, дело обстоит таким образом, что эти композиторы интересны не тем, чем они различны, а тем, чем они похожи. Они все дальше и дальше от нас уходят, расплываются, можно сказать, в тумане, хотя музыка 19-го века по-прежнему существует, активно исполняется и, собственно говоря, является эмблематичной. Когда мы говорим "классическая музыка" или "академическая музыка", мы в первую очередь имеем в виду музыку 19-го века, ну отчасти 18-го. Чем дальше от нас они уходят, эти композиторы, и покрываются такой дымкой, тем больше они становятся похожими друг на друга. И мне, как Алексу Розенталю, общее в них было больше интересно, чем различия. Я не мог идти другим путем, потому что сочинение, которое я написал, должно было бы характеризоваться каким-то единством, поскольку это мое сочинение. И это не должно было быть каким-то лоскутным одеялом.
- Выбор именно этих пяти - это был выбор Сорокина или ваш совместный выбор? Есть, например, Доницетти с 73 операми, Россини, Пуччини. Кстати, Пуччини в хит-параде мировом занимает первое место со своими операми.
- Кстати сказать, Пуччини не упоминался, и я не знал, что он первое место занимает в хит-параде. Выбор композиторов совместный, и не только совместный с Сорокиным. Я должен сказать, что у истоков этого проекта стояли также Эдуард Бояков, генеральный директор фестиваля "Золотая маска", и Петр Поспелов, музыковед, музыкальный журналист и композитор, который в то время работал в Большом театре, он там занимал весьма ответственный пост. И вот Бояков и Поспелов во многом этот проект инициировали, и они лоббировали этот проект в администрации Большого театра, и в конце концов добились своего, как вы понимаете. Сама история, или как в народе говорят, синопсис, разрабатывался, в общем, совместными усилиями. Сейчас трудно уже сказать, кто назвал одного композитора, а кто другого. Но, конечно, мы не записывали на листочках свои предпочтения и потом складывали их и выясняли, кто победил. Нет, просто были выбраны композиторы наиболее эмблематичные для истории классической оперы. Собственно говоря, это самые важные оперные композиторы, с моей точки зрения. А то, что среди пяти композиторов двое русских композиторов, для русского композитора, российского это нормально, такой некоторый крен, может быть. Если бы эту оперу писал композитор другой страны, наверное, вовсе не было русских композиторов. Не знаю.
- Мне очень интересно, какой композитор каким голосом наделен. Я, например, слыхала, что Вагнер поет фактически женским голосом. Вот чем вы руководствовались при выборе тесситуры?
- Мне кажется, это была идея Поспелова, но я с ним абсолютно согласен, что "Эмма - это я", как сказал Флобер. Или Анна Каренина - это я. Подобно этому Вагнер мог бы сказать: "Брунгильда - это я", или Кундри (героиня "Парсефаля"). В этом смысле, по-моему, вполне естественно, что Вагнер поет голосом меццо-сопрано, поскольку Вагнер - это одновременно его герой, его героиня, может быть, главная героиня, наиболее характерная для Вагнера. Соответственно Чайковский - это, допустим, Ленский в каком-то смысле, это лирический тенор. Верди - это, пожалуй, баритон. Вот таким образом распределялись голоса. Они распределялись, конечно, по моей прихоти. К тому же у меня пятеро героев-мужчин, и они не могут петь одинаковыми голосами, просто есть какие-то технические проблемы, которые композитору надлежит решить для того, чтобы заполнить весь певческий диапазон.
- А Мусоргский наверняка бас?
- Наверняка. Я гибко следую за ожиданиями публики в выборе того или иного певческого амплуа.
- Опера - это всегда любовь и смерть. Есть ли там любовь? Мне кажется, там какая-то одна линия прослеживается в связи с Моцартом.
- Там есть любовь между Моцартом и девушкой, которую он случайно встречает на улице. Я надеюсь, я не шокирую вас, если скажу, что эта девушка занимается просто проституцией. Это происходит во втором акте оперы, которая состоит из двух актов. Действие происходит в начале 90-х годов, и он встречает ее на площади трех вокзалов в Москве. Здесь есть определенная отсылка к "Травиате" тоже или, допустим, к "Сафо". Девушка легкого поведения - это вообще-то не новый персонаж для оперы, в том числе и классической. Поэтому я думаю, что в этом нет ничего такого уж обжигающе шокирующего.
- А остальные одиноки?
- Вы знаете, они вообще очень странные существа, эти дубли. Мне вообще трудно себе представить, как они должны выглядеть, я даже этого не знаю. Мне кажется, что и режиссер пока не очень это себе представляет, как собственно они должны выглядеть, достаточно ли они маскулинные, сексапильные. Это непонятные существа. И я, к тому же, должен сказать, что поскольку содержались они как бы в строгом секрете, они большую часть своей жизни провели взаперти, дома у своего отца, они просто не социализированы, как Маугли. Это не нормальные люди, это вполне оперные персонажи, потому что они очень необычные.
- Это какой-то оперный эпос получается, эти существа, поскольку они не реалистичны.
- Да, пожалуй. Но скажите мне, кто вообще нормален в опере? Персонажи, которые выражают себя исключительно пением, нормальны ли они? Вообще нормальна ли опера, и с какой точки зрения она нормальна? Это большой вопрос. Я думаю, что в рамках оперы это абсолютно нормальные персонажи оперы, какова бы она ни была. Опера ведь допускает очень многие вещи. Посмотрите на персонажи Вагнера, это абсолютно безумные существа.
- В музыке, я думаю, необходимы аллюзии, они, наверное, есть?
- Да, безусловно. Дело в том, что опера эта состоит, как я уже сказал, из двух актов и из пяти картин. В первом акте две картины, во втором три. Каждая картина - это как бы опера, написанная одним из персонажей-дублей, хотя они об этом не подозревают. Но жизнь, которую они проживают, - это опера. Я сейчас объясняю это очень коряво, но каждая картина в той или иной степени стилизует некую абстрактную оперу Верди или Вагнера, или Мусоргского, и так далее. Цитат, в общем, там нет, но есть какие-то черты стиля того или иного композитора. Это заложено, кстати сказать, и в либретто, где есть, может быть, цитаты или искаженные цитаты, вплоть до междометий. Я должен еще сказать, что поскольку композиторы-дубли в какой-то момент осиротели и были вынуждены себе зарабатывать на хлеб, то они выходят на площади и улицы Москвы или в подземные переходы и там играют и поют, как уличные музыканты, и у каждого из них есть свой инструмент. Сочетание инструментов довольно дикое, но имелось в виду, что это инструмент, характерный для того или иного композитора. Ну, скажем, Верди играет на арфе. И если вы помните "Трубадур", то Манрико играет на чем-то похожем, на лютне, но в оркестре у Верди звучит арфа. Соответственно есть еще некий тональный план. Дело в том, что Моцарт у меня ассоциируется с Папагено - героем "Волшебной флейты", и там есть еще намеки на "Волшебную флейту", более затушеванные. И зритель, и слушатель, знакомый с историей оперы, наверное, должен помнить, что Папагено играет на флейте, собственно он играет только пять нот: соль, ля, си, до, ре. И мои герои уподобляются каждый одной из этих нот, где соль - это Моцарт, начинается все с Вагнера - это ля. Дальше я не буду вас утруждать перечислением, но в каждой картине тональность вращается вокруг того или иного звука, из тех, которые входят в этот звукоряд из пяти нот - соль, ля, си, до, ре.
- А вы можете мне сказать, когда можно будет послушать хоть что-то, какой-нибудь кусочек?
- Да вы знаете, я бы не хотел устраивать никаких превью. Мне кажется, это лишнее. С одной стороны, меня, должен сказать честно, угнетает все-таки шумиха, которая поднялась в связи с тем, что Большой театр заказал оперу, в первую очередь шумиха, которая поднялась вокруг автора либретто Владимира Сорокина. Все эти довольно мерзкие политические события. И потом, благодаря этим демонстрациям, общество было уже разогрето. Создается феномен таких обманутых надежд. Все будут ожидать, ожидать, ожидать чего-то невероятного, что явится там новая "Пиковая дама" или "Коронация Поппеи", по меньшей мере. Меня это просто смущает в большой степени. Какие бы усилия я ни прилагал для того, чтобы сделать свое дело хорошо по возможности, все равно аудитория будет разочарована: ах, мы не ожидали, что это будет так слабо, допустим. То есть меня все предварительные какие-то действия скорее смущают и пугают, чем наоборот. Во-первых, еще опера не закончена, я сейчас только недавно начал работать над инструментовкой. В театре есть только клавир оперы. Можно начать, наверное, проводить кастинг и все, что там полагается в процессе работы над оперой. Это очень громоздкая вещь. Но если театр в какой-то момент пожелает, может быть, в рамках своих концертных программ показать в концертном исполнении какие-то фрагменты, ну я не буду возражать против этого, конечно. Но сам я не собираюсь лезть вон из кожи для того ,чтобы эта опера распространилась до момента премьеры, в этом нет никакой необходимости. Такие наглые действия скорее характерны для продвижения какого-то поп-продукта. Опера ни в коей степени, мне кажется, в наше время не является поп-продуктом.
- Вы правы. Понимаете, Леонид, например, мое любопытство подогревается не столько Сорокиным, сколько тем фактом, что почти 20 лет Большой театр не ставил современную оперу. Последнее, что было поставлено, это "Мертвые души". Москва обделена современной оперой. Поэтому интерес большой на самом деле. И он как немножко желтый, так и вполне естественный. Вы уж так сильно не пугайтесь. Вообще что вы думаете об опере? Я вот читала в одном из ваших интервью, и я с вами согласна, что, в общем, ничего написать нового, нового Верди или нового Пуччини, это, наверное, невозможно. А что возможно? И вообще что с оперой будет?
- Я далек от того, чтобы делать какие-то прогнозы. Я честно могу сказать, что я не знаю, что будет с оперой. Возможно, она будет как-то модифицирована. С другой стороны, я должен вам сказать, что Москва не очень обделена. То есть она обделена, конечно, по сравнению с европейскими столицами, но все-таки в Москве идет "Лулу" и "Средство Макропулоса", была поставлена опера Наймана, то есть там есть современные оперы в той или иной степени, что бы под этим словом ни понимать. Большой театр сейчас имеет вполне грандиозные планы по поводу продвижения современной оперы. Насколько я знаю, они заказали Филиппу Глассу оперу специально для себя. Ну, в общем, будет, наверное, современная опера. Что касается моих несчастных персонажей, то, конечно, это не новый Верди, не новый Вагнер ни в какой степени. Но я думаю, что современный композитор имеет возможность, и если у него есть желание, каким-то образом дать комментарий к классической опере и выразить свою любовь огромную к ней. Вот я ставил, по крайней мере, перед собой подобного рода задачи.
- И последний, наверное, вопрос. В одном из ваших интервью я прочитала, что после окончания вот этой работы вы будете раздавать долги киношные. Можно полюбопытствовать?
- Ну да, я уже дал согласие и даже отчасти начал работу над музыкой к фильму Алексея Учителя, который называется сейчас "Космос как предчувствие" по сценарию Александра Миндадзе. Это то, чем мне надлежит заниматься в этом году. Дальше я пока что не заглядываю, пока отказываюсь. Но вот этот долг у меня давний. Меня связывает большая дружба с этим человеком, и творческая в том числе. Я считаю, что эта работа мне будет приятна, и я надеюсь просто сделать ее хорошо.

Современные русские композиторы: Леонид Десятников
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков