Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Портянка Шекспира, шнурки Стравинского

Новая опера "Царь Демьян" на фестивале "Звезды белых ночей"

Время МН / Суббота 23 июня 2001
Фестиваль Валерия Гергиева - под стать самым мощным и статусным европейским оперным фестивалям. Теперь он не только импортирует мировых звезд, но и предлагает собственную премьеру современной оперы. Под шапкой "продукция Мариинского театра" выпущен спектакль, от первой ноты до последней постановочной детали сделанный по заказу театра и фестиваля.
Факт сочинения и постановки "Царя Демьяна" в рамках фестиваля на сцене Малого драматического театра (художественный руководитель проекта - Валерий Гергиев) интересен не только потому, что появление оперной новинки на местных сценах - редкость, но и из-за собственной концепции, в основе которой лежит бригадный метод сочинения и постановки.
Такой подход был уже апробирован в Москве в коллективном представлении "С нами Бах!". Но если тогда пятичасовое действо нескольких десятков разномастных современных авторов носило радикально-лабораторный оттенок, то теперь авторская бригада "Царя Демьяна" была ужата до автора-составителя (П.Поспелов), автора либретто (Е.Поленова), художника (А.Бродский), режиссера (В.Крамер) и пяти композиторов (двое московских - И.Юсупова и В.Николаев, двое питерских - Л.Десятников и В.Гайворонский и анонимный, но известно, что междугородный, коллективный автор под псевдонимом "ТПО Композитор"), а спектакль в целом обрел черты цельного и компактного продукта-произведения.
Смысл проекта - создание актуального, то есть осведомленного в контекстах современного искусства и одновременно увлекательного для широкой публики оперного действа. А заодно и преодоление как замкнутости практик нового искусства, так и известной предсказуемости практик академических. Остается еще добавить сюда мерцающие идеи засыпания пропастей между секулярным и сакральным, а также западничеством и почвенничеством - и замысел окажется вполне глобальным.
В основу либретто положена народная драма "Царь Максимилиан", игравшаяся некогда крестьянами, солдатами, фабричными рабочими, которую видел Брюсов, о которой писал Ремизов и которую наследники Василия Поленова играют в усадьбе художника по сей день (некоторые фрагменты оперы сочинялись еще для недавних "поленовских" представлений).
Душераздирающая, сентиментальная и смешная история с царем-вероотступником, его сыном-мучеником, Винерой, Марецом, Аникой-воином, рыцарем Брамбеусом, Смертью и Могильщиком (именно в нем Ремизов услышал шекспировский привет, назвав драму "портянкой Шекспира"), со смесью традиций духовного стиха, вертепа, лубка и балагана оказалась пышным материалом для энергичных упражнений в демократизации нового творчества и конструировании продуманной стилевой непричесанности.
Результат - обаятельное представление, в оркестровой ткани которого зычно треньдит балалайка и ухает аккордеон, витиевато поет флейта, плотно лежат струнные и гудит бас-гитара (все достойно выполнено оркестром Мариинки и дирижером А.Титовым). Потенциальные хиты совершенно пахмутовской стати ("ТПО Композитор") словно с глуповато-радужной физиономией выныривают из пост- и квазиминималистских фрагментов, неуклюжий хоровой топот (В.Гайвороский) уступает место шикарной инструментальной пляске (В.Николаев), медитативное звуковое марево (И.Юсупова) - изысканным и многомерным камерно-вокальным рисункам, какие умеет делать только Л.Десятников.
Можно было бы даже и не говорить о том, что большая часть партитуры - сплошь гурманские цитатные пространства (лично мне особенно приглянулась крошечная аллюзия на "Бременских музыкантов"). При том, что программный тезис проекта - отсутствие пресловутой постмодернистской рефлексии и весь спектакль почти что кажется детским представлением (один из авторов вспомнил "Великана" 12-летнего Прокофьева, столь же, кстати, обязанного традициям домашней театральности), он с таким наглядно-агитационным вдохновением иллюстрирует теорию, что в отсутствие рефлексии почти что верится.
Полная палитра оперных голосов (в ней выразительно смотрелись бас М.Петренко - Демьян и колоратурное сопрано Л.Юдиной - Царевич) расширена контратенором (Исполинский рыцарь - О.Безинских был уморительно похож на Ирода из киноверсии "Иисуса Христа Суперзвезды", чем сильно украсил и без того не монотонную компанию) и басом-октавистом (живописный и актерски, и тембрально Брамбеус - В.Миллер). Щедро заливая по домашней рецептуре сваренным эстетическим соусом рвы между массовым и элитарным, авторы ввели в оперу неакадемические голоса (Могильщица - Ольга Дзусова и Смерть - Валентина Пономарева). Но именно здесь вдруг пропала органичность, показались жанровые швы, и начал мерещиться стандартный мюзикл. Возможно, причина в том, что традиции пограничных стилевых территорий, открываемых и обживаемых рок-музыкой, в отличие от "замученной" авангардом Европы, здесь так и не сложились. Мало встраивать рок-эстетику в оперные конструкции. Результаты здесь возможны, скорее, через дипломатию срединных царств (так же как в роли посредника между фольклорным и академическим началами здесь логично актуализирован Стравинский).
Детективно-увлекательная и ловко стоящая на котурнах народно-православного пафоса музыкально-театральная история про западные веяния и местные умения, срежиссированная остроумно и ненатужно в декоре, соединяющем экспрессию и примитив, была еще испытанием идеи другой органики - органики коллективизма. Заявлено: "Современное искусство отягощено диктатом индивидуального авторства и стремится его преодолеть". В "Царе Демьяне", где на одноактно изложенный анонимного происхождения сюжет и 78 минут музыки приходится пять авторов (не считая составителя и если коллективного считать за одного), оному искусству оказывается помощь по методу "если где чего убавится, то в другом месте скорей всего прибудет". В пользу энергичной цельности отформатированы всякие излишки индивидуально-авторского, и это срабатывает: современный оперный спектакль оказывается на слух приятным, лихим и трогательным, печальным и смешным зрелищем, бодрой репертуарной продукцией.

Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков