Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

О сатисфэкшн мио

Три тенора стирают грань между искусством элитарным и массовым

Русский Телеграф / Вторник 14 июля 1998
Знаменитый вокальный ансамбль "Три тенора" (Лучано Паваротти, Хосе Каррерас и Пласидо Доминго) в очередной раз выступил в футбольном антураже. И хотя действо проистекало на Марсовом поле, всякому казалось, что под ногами у теноров расстилается зеленый, свежий и желанный (несмотря на то, что топтаный-перетоптаный), священный футбольный газон. Так называемая классическая музыка (или то, что отвечает за нее перед широкой мировой общественностью) в очередной раз радостно встретилась с огромными людскими массами, смело шагнув на территорию бывших ритуальных, теперь просто праздничных народных гуляний. Футбольно-вокальное шоу смотрело 12 тысяч "сидячих" (обилеченных) и 150 тысяч "стоячих" (безбилетных) человек, а также миллиард телезрителей.
Разве освященные традицией подмостки "Ла Скала" могут выдержать сравнение с травой футбола по силе воздействия, красоте, значимости и массовости происходящего обряда? Ни в каком варианте. Что известно. И то, что благостный ансамбль, любовно прозываемый "Три тенора на Плющихе", давно прописан по адресу поп-культуры, тоже очевидно: смотревшие шоу вполглаза абсолютно уверены, что тенора пропели нам и "Yesterday", и "Satisfaction". Так зубодробительно знакомо, будто мамина колыбельная про укушенный бочок и серенький волчок (слова путаются и перемещаются с места на место, а мотивчик все струится в подсознании живительным ключом), звучат в трехтеноровой интерпретации и песенка герцога из "Риголетто", и ария из пуччиниевской "Турандот", и хиты "O Sole Mio" или "Карузо".
На мировой футбол, заискивающе улыбаясь и мыча, пожаловало выразительное стадо священных коров -- артисты со священно- коровьим статусом, древнее, как мир, как европейская культура, итальянское бельканто и ее божественное величество сама Серьезная классика. Всем стоять, бояться. Но представление изумляло явными признаками занимательного геронтошоу. Ощущение дряхлости и вялости кумиров не оставляло ни на минуту, хотя сами герои находились в пристойной по нынешним временам для себя форме. Каррерас, ради которого некогда и слились в тройственном экстазе певцы, был активен, Доминго, распевшийся ко второй части, радовал традиционным благородством слезы, а ужасающему вокальному автоматизму Паваротти последних лет временами даже сопутствовало некое подобие мимики. Обаяние и воодушевленность дирижера Джеймса Ливайна позволяли тенорам укутаться уютными аранжировками Лало Шифрина, как старушечьим пледом в клеточку.
Магия "серьезного", несмотря на внушительно-грозный вид, стала немощна. И действенна исключительно в том смысле, что собирает толпу народу и пускает пыль в глаза. "Классические" ритуалы уже не в состоянии вызывать настоящую бурю, но вполне могут забросать алчущих снегоподобными бумажками -- что есть чудеса, но не мистика. И жречество не может быть вседоступным. А пока из так называемой "классики" при всем честном народе выветривается элитарный, эзотерически-профессиональный дух, оставляя в память по себе лишь отчетливо поп-культурный пафос высокого, и всякая вокальная интерпретация становится стандартным положением, футбол перенимает у "серьезного" уже не нужные последнему замашки. Здесь царствуют элитарный профессионализм и тревожный изыск интеллектуального зрелища. А мы раз в четыре года наблюдаем, как старенькое бельканто передает футболу свои магические полномочия. Великая Игра на глазах становится новой "серьезной классикой". С такой же выразительной, между прочим, судьбой. То-то будет радости, когда через полвека на сцене, к примеру, той же "Ла Скала" какие-нибудь три футболиста устроят показательные выступления в жанре "greatest hits": Роналдо в кресле-каталке, Зидан с клюкой и Бергкамп с костылями, превозмогая время, изобразят заученные до противности, некогда изумлявшие фантасмагорические финты. Седым богам похлопают несколько миллиардов умиленных зрителей.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков