Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Лопаткина в Москве

"Божественная-96" на сцене Большого театра

Русский Телеграф / Вторник 11 ноября 1997
7 ноября в спектакле Большого театра "Баядерка" танцевала балерина из петербургского Мариинского театра Ульяна Лопаткина. Она отрабатывала странноватый титул "Божественная-96", присужденный ей вслед за еще одной мариинской балериной -- Дианой Вишневой, которой в свое время присудили звание "Божественная-95" и которая его отработала, станцевав на сцене Большого театра балет "Дон Кихот".
Рекламная кампания была раскручена с московской удалью и форсом: "прямые эфиры" теснили друг друга, а на электронном табло, что на Тверской улице, вместо привычных "Мальборо" и "Пепси" мерцала надпись "Ульяна Лопаткина", вслед за этим ее длинные руки исполняли движения из фокинского "Лебедя". Большой театр трясло от супераншлага, официальная стоимость билетов в партер приближалась к 100 USD (представляете, сколько просили спекулянты?). На пресс-конференции, предваряющей это "главное событие балетного сезона" (так не то с энтузиазмом, не то с сарказмом выразилась моя московская приятельница-критикесса), директор Большого театра Владимир Васильев, обращаясь к Лопаткиной, произнес что-то вроде того, что он надеется,Ульяна будет танцевать на сцене Большого театра лучше, чем в Мариинском (это, вероятно, нужно понимать либо как пожелание превзойти уровень даже Мариинского театра, либо как пожелание дотянуть до уровня Большого).Ульяна Лопаткина как девушка интеллигентная и вежливая поблагодарила его за эту надежду.

Немного о слонах

Вообще после употребления слов "Божественная", "Душа танца", "Бриллиант хореографии" и выражений "станцевать на сцене Большого театра" сразу хочется снизить тон и пафос, а также рассказать какой-нибудь небезупречный анекдот.
Как-то из Москвы в Мариинский театр пришло сообщение о присуждении балерине N очередного почетного звания "Божественная". В балетном фойе появился плакат-молния, возвестивший об этом грандиозном событии. Буквально через час рядом со словами "поздравляем г-жу N" и "Божественная" чья-то торопливая рука старательным детским почерком приписала: "и г-на Y".
Любители Ильфа и Петрова, конечно, понимают, что я имею в виду: "На спине в три ряда висели двадцать пар золотых часов. Некоторые из них раздражающе тикали, и Бендеру казалось, что у него по спине ползают насекомые. Среди них были и дарственные экземпляры, о чем свидетельствовала надпись на крышке: "Любимому сыну Сереженьке Кастраки в день сдачи экзаменов на аттестат зрелости". Над словом "зрелости" булавкой было выцарапано слово "половой". Сделано это было, по-видимому, приятелями молодого Кастраки, такими же двоечниками, как и он сам. Остап долго не хотел покупать эти неприличные часы, но в конце концов решил вложить в драгоценности весь миллион..."
Так вот, вышеупомянутая приписка -- непреднамеренная отсылка к знаменитому роману -- свидетельствует не столько о неизбывной атмосфере пионерского лагеря, сколько о здоровом чувстве юмора и ощущении реальности, к счастью сохранившемся среди юных обитателей мариинского балетного гетто. К сожалению, это чувство напрочь утеряно взрослыми дядями и тетями, которые вознамерились реальный (и нормальный) художественный процесс заменить его позолоченными фикциями (они-таки присудили звание "Божественного" танцовщику Владимиру Малахову!), которые рискованным финансовым вложениям в негарантированные премьеры, поиск новых пластических языков и воспитание новых гениев определенно предпочли инвестиции в молниеносное строительство картонных потемкинских деревень новой российской культуры -- в эффектные парады-алле, церемонии раздачи "Золотых слонов" и "почетных прав станцевать на сцене Большого театра". Кстати, о том, что происходит на этой сцене.

"Баядерка" в Москве

Ульяне Лопаткиной было предоставлено почетное право станцевать в вялой копии питерского спектакля, обезображенной бессмысленными модернизациями кисти Григоровича (его маниакальное стремление "отанцевать" все -- от напряженных пантомимных сцен до банальных шествий -- вне зоны критики).
Из приятного: рад, что не подтвердились мрачные слухи о полном распаде балетной труппы Большого театра. Танцевали так, как всегда на моей памяти танцевали в Большом, -- в меру грязно, в меру вульгарно; мужчины -- хорошо, женщины -- хуже. Как всегда, забавны знаменитые "московские руки". Как всегда, танцуют en dedans. От былой удачи акта "Теней" не осталось и следа. Винить в этом артистов некорректно: в премьерном году "Баядерки" им преподали интенсивный курс обучения иностранному языку классического танца. Как известно, "интенсивы" дают молниеносный результат, который, однако, имеет тенденцию к столь же молниеносному исчезновению. В выходе "Теней" интересно было вести подсчет плохо выученных девочек: вот первая пошла, вот вторая, третья и так далее (всего тридцать две).
Сюрпризом спектакля оказалась внезапная замена балерины в партии Гамзатти. Нам предложили крупную цветастую брюнетку с отличным природным прыжком и всеми изъянами школы на Фрунзенской набережной. Гвоздем же вечера стал фрагмент так называемого "Гран па Гамзатти", а точнее -- падение московской балерины из рук петербургского партнера.
Страсти разгорелись, стал мерещиться тайный антимосковский заговор. От меня ультимативно потребовали объяснений: так ли хорош "ваш" Игорь Зеленский; не уронил ли он "нашу" балерину специально? Отвечаю: я видел Зеленского в лондонском Royal Ballet с суперпрофессионалкой Дарси Бассел, я видел его и в баланчинской "Теме с вариациями" с примадонной New York City Ballet Дарси Кистлер, я видел Зеленского, аккомпанирующего мариинским балеринам (в частности, Лопаткиной и, в частности, в Москве). Я думаю, они ответят на этот вопрос и точнее, и профессиональнее. То, что произошло в Большом театре, имеет, конечно, интригу. Она (как я ее понимаю) такова: балерина берет форс, но делает почему-то лишь один тур (вместо положенных трех-четырех); партнер ее подкручивает (то есть помогает ей исправить ошибку) -- она снова делает всего лишь тур; партнер помогает ей еще раз -- результат аналогичный и т.д. В музыке пауза: дирижер с поднятой палочкой ждет и ждет момента, чтобы дать последний аккорд. Зал начинает шикать. Партнер, естественно, выходит из себя и при повторном проведении комбинации предлагает публике полюбоваться, как балерина умеет вертеться без его помощи (обратите внимание, рискуя репутацией хорошего партнера!) -- результат известен. В третий раз он держит ее, но вращение все равно смазано. Так, может быть, в московской "консерватории" что-то поменять?

Лопаткина в московской "Баядерке"

Мне, питерскому жителю, сложно восхищаться выступлением Ульяны Лопаткиной в Москве. Я слишком люблю ее танцы и слишком часто вижу ее в Мариинском театре -- вижу динамику профессиональных приобретений и, увы, динамику потерь. Для меня она не героиня легенд, мифов и слухов, а молодая солистка Мариинского балета со сложными изгибами карьеры. Чтобы ее увидеть, мне, к счастью, не нужны бессонные ночи, грязные железнодорожные вагоны, пустой желудок, тупое хождение по холодному Питеру в ожидании вечернего спектакля -- все эти антисанитарные аксессуары балетоманских страстей.
Конечно, можно в очередной раз спеть восторженную поэму о ее удивительной пластической одаренности и бешеной харизме, сшибающей с ног всякого, кто видит ее впервые, а также о ее особой и бесспорной роли идеологической и духовной протагонистки петербургского балета. Я думаю, это с успехом сделают другие.
Скажу лишь, что это была не лучшая ее "Баядерка" (не знаю, может быть, это была лучшая "Баядерка" в Большом театре). Объяснить это можно по-разному (технологические срывы не в счет), и главная причина в том, что ее, балерину Мариинского театра, нельзя вырывать из мариинского контекста. Нельзя лишать ее грамотных мизансцен в "казенных" питерских редакциях старых балетов и верных музыкальных темпов (при том, что, к чести Большого, общий музыкальный ландшафт московской "Баядерки" был вполне благоприятен). Нельзя лишать ее атмосферы коллективного действия в ансамблевых балетах. Нельзя лишать ее атмосферы замкнутости и сосредоточенности, сохранившейся, похоже, только в залах Мариинского театра. Нельзя заставлять ее присутствовать на сомнительных пресс-конференциях перед спектаклями, нельзя называть ее "звездой". Нельзя приучать ее путать искусство и шоу-бизнес.
Лучше просто приехать в Петербург или подождать обещанных гастролей Мариинского балета в Большом театре. Тогда, я уверен, мы увидим настоящий "эмоциональный накал" и блестящую технику актерской игры; тогда мы увидим и "бег к трагедии" по диагонали сцены в "танце со змеей", и академический sacra conversazione в акте "Теней". Тогда она не вмажется спиной в холст кулисы, потому что коллеги откорректируют из-за этих самых кулис траекторию хода, и ей не придется путаться в тряпке, растянутой на сценическом планшете, потому что в архаичном Мариинском театре танцуют либо на деревянном полу, либо на линолеуме, как во всем цивилизованном мире. Тогда не надо будет ничего "доказывать" и ничему "противостоять".
Тем не менее замечательно, что Ульяна Лопаткина станцевала перед московской публикой (и московскими критиками), обнаружив свои достоинства и все свои проблемы. Важные люди сказали, что "ее в Москве приняли". Я надеюсь, что этим выступлением мифологический период ее карьеры, наконец, закончится. Я надеюсь, что ее больше никогда не будут называть "Божественной" или "Душой танца". Это глупо и вульгарно. А еще я надеюсь, что больше не будут писать о ней в снисходительном тоне, как о провинциальной парвеню, выставленной напоказ перед столичной квалификационной комиссией. Этот тон к ней явно не подходит. Да и степень квалификации комиссии вызывает у меня некоторые сомнения: в Москве давно не видали столичного балета.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков