Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Патриоты-гостеприимцы

Русская симфоническая публика, считается, твердо уважает Шостаковича, не питает особых чувств к Скрябину и очень любит Равеля -- правда, если речь идет о "Болеро". На первых концертах второй серии общедоступных абонементов федосеевского оркестра градус оказался поднят: зал был полон и на Шостаковиче со Скрябиным, а на Равеле забит до отказа -- при том что звучало все что угодно, кроме "Болеро".

Известия / Вторник 14 ноября 2000
Вторая серия абонементов Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского более пестра, нежели первая: если в первой все программы от начала до конца поделены между Бетховеном и Малером, каждый из которых представительствует от венской музыки рубежа определенных веков, то во второй серии такого концептуального замысла нет. В ней всего понемножку -- и шутливая юбилейная (оркестру -- 70 лет) программа "Чай не для двоих" (20 декабря), и дежурный Реквием Моцарта (9 февраля), и, напротив, моцартовские редкости вроде Симфонии № 1 (3 февраля). Знаковая фигура второй серии -- Георгий Свиридов: 16 декабря, на юбилейном концерте, Владимир Федосеев вновь исполнит, после долгих лет стыдливого забвения, "Патетическую ораторию" на слова Маяковского, а 20 декабря сыграет премьеру "Эпитафии Георгию Свиридову" композитора Владимира Рубина -- тем самым отдав знаки внимания исконно русской линии в отечественном музыкальном творчестве.
Русское и западническое начала в федосеевских абонементах не то чтобы цветут в гармоническом союзе, но вполне цивилизованно соседствуют. Пример -- две программы, которыми оркестр открыл серию: одна -- русско-советская (Скрябин и Шостакович), другая -- эталонно галльская (Равель, к 125-летию композитора). Обе программы были отданы приглашенным дирижерам, что не внушало надежд: как правило, БСО показывает лучшее, на что способен, только под командованием самого Владимира Федосеева.
В обоих случаях опасения оказались напрасны: оркестр был собранным, чутким и внимательным -- что с Николаем Алексеевым, что с Филиппом Бендером.
В обоих программах удачно действовали приглашенные солисты. Для исполнения Виолончельного концерта Шостаковича, безумно сложного и драматичного, из Германии (при содействии агенства "Жар-птица") был выписан Давид Герингас, сыгравший свое соло благородно и тонко -- правда, без должного темперамента в кульминационных моментах (впрочем, любому исполнителю этой партии приходится выдерживать сравнение с непревзойденным Ростроповичем). Что касается равелевской программы, то в ней федосеевцам (с помощью Французского культурного центра) удалось подобрать целых трех превосходных гастролеров -- что большая редкость. Певица Брижитт Бале продемонстрировала в "Шехерезаде" и "Еврейских мелодиях" Равеля голос небольшой и неяркий, зато безупречную интонацию, стильность и шарм; пианист Хусейн Сермет мастерски чередовал виртуозную токкатную технику и лирическую кантилену, играя оба равелевских Фортепианных концерта. Дирижер Филипп Бендер, в прошлом ассистент Бернстайна и Булеза (мы уже успели его оценить два года назад, когда он провел в Москве "Осуждение Фауста" Берлиоза), раскрылся и как великолепный аккомпаниатор, и как истинный оркестровый гурман, и как властный лидер.
В прихотливо выстроенной программе чередовался Равель разных лет, разных форм, разных оттенков и красок. Федосеевцам пришлось нелегко: от них требовались прозрачная согласованность тембров, взаимослышание, мобильность и мастерство. Обидных огрехов было немного (как всегда, на виду оказались трубы), но были победы общие и индивидуальные. К тому моменту, когда флейтистку Марию Федотову назвали в качестве солистки в оркестровой сюите из балета "Дафнис и Хлоя", она уже была необъявленной героиней вечера.
Для того чтобы стать подлинно французским оркестром XX века, начисто избавиться от зазоров и швов, федосеевцам еще потребуется труд и время. И все же Равель у них получился почти не хуже родного Скрябина, а приглашение французских гастролеров вылилось не в дипломатическое мероприятие, а в азартное сотрудничество на сцене. Все-таки нечасто случается, что дирижер, оркестранты, слушатели и рецензенты покидают зал с примерно одинаковыми счастливыми улыбками.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков