Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Мыльная опера в Александринском театре

Петербургский Александринский театр брали штурмом: Борис Эйфман показывал "Красную Жизель" ("Это самая лучшая и дорогостоящая постановка в моей жизни", -- сказал он на пресс-конференции). Рекламная кампания была организована с размахом -- белыми афишами с изображением убитой горем балерины, разметавшейся у ног здоровенного свирепого мужика в кожаном пальто (что, впрочем, несколько смахивало на известную рекламу водки Stolbovaya), был оклеен весь Петербург. На премьере побывал обозреватель ПАВЕЛ ГЕРШЕНЗОН.

КоммерсантЪ / Четверг 06 февраля 1997
Отработав великую русскую литературу ("Идиот", "Братья Карамазовы") и великую русскую музыку ("Чайковский"), Борис Эйфман взялся наконец за балет.
Сюжет: Ольга Спесивцева, или Трагическая судьба русской балерины (из цикла ЖЗЛ). История про то, как проклятые большевики и чекисты загубили Россию, русский балет и русскую балерину, вынудив ее отправиться в эмиграцию (акт первый), где, потеряв Родину, театр и любовника-чекиста, познав горечь безответной любви к партнеру-гомосексуалисту и протанцевав перед кинокамерой первый акт "Жизели", она сходит с ума, вынуждая санитаров надеть на нее смирительную рубашку (акт второй).
Эстетика: монотонная телевизионная "мыльная опера" с вкраплениями голливудских массовок (шабаш на петроградском Дворе чудес во главе с Эсмеральдой-Спесивцевой), вялыми мелодраматизмом и эротизмом, освежающими всплесками "хоррор" (дуэт Спесивцевой с головой то ли застреленного чекиста, то ли убиенного пророка Иоканаана), назойливым гей-клубовским "садо-мазо" (кожаный верзила-чекист) и неистребимой соцреалистической дидактикой.
Музыкальный ряд: cuisine art (в духе Мориса Бежара, минус бежаровские музыкальная культура и вкус) -- "Книга о вкусной и здоровой пище" советского хореографа, а именно: "Возьмите мелко нарезанных Чайковского и Шнитке (Чайковский для душевных излияний, Шнитке для душевных заболеваний), добавьте немного Бизе, для остроты киньте пару чарльстонов и сверху украсьте Аданом..." -- салат оливье, в который уютно и привычно падать лицом на банкете, устроенном после премьеры.
Сценография: традиционный "интеллектуальный Окунев" -- постмодернистский купол Мариинского театра ("космос жизни, космос искусства, космос трагедии"); сам Мариинский театр в разрезе -- головинский занавес, императорская ложа и т. п.; "роскошный" балетный couture (правда, не эпохи Фокина и Легатов, а эпохи Виноградова).
Свет: Борис Эйфман ставит его сам, изобретательно и профессионально.
Хореография: ее, как всегда, нет. Если точнее, пластический текст дайджеста первого акта балета "Жизель" принадлежит, как известно, другим балетмейстерам; любовно-акробатические дуэты томящейся героини с верзилой в кожаном пальто не могут быть рассмотрены по этой категории. С единственным танцевальным фрагментом (именно он в первые несколько минут вызвал некоторые художественные надежды) -- "экзерсисом в танц-классе" -- Борис Эйфман и вовсе прокололся: в каком кошмарном сне пришла мысль сопроводить его фрагментом "Струнной серенады" Чайковского? Сочини Эйфман те же pas на что-нибудь другое, ему смело можно было бы ставить твердую "четверку". Но как нужно слышать и как распорядиться всей этой музыкой, еще шестьдесят лет назад показал Джордж Баланчин...
Маркетинг: продукт легко адаптируется к показу на TV (цикл "Сокровища Петербурга") и может быть выдвинут на "Золотую маску", "Серебряный софит", "Триумф" и т. п. (лучший-балет-хореограф-женская-роль-года). Идеологический контроль осуществлен театральным агентством Sarfati (Франция), соответственно, продукт готов к прокату за рубежом в местах компактного проживания советских эмигрантов. ("Вот, смотри сынок, и не забывай Родину...")
Кстати о Баланчине, "Серенаде", Америке и российской публике. Балетная ситуация в России 90-х годов ХХ века удивительно напоминает американскую, с которой столкнулся иммигрант Баланчин в 1934 году: дремучая малообразованная публика, которая смутно представляет, зачем балет, и свято верит, что "Спящая красавица" -- для детей и для того, чтобы приучать их к прекрасному; в балете должно быть понятно "про что"; во время "танцев" можно пошелестеть программкой, знакомясь с "сюжетом"; на приглашение посетить "Лебединое озеро" -- ответить: "'Лебединое озеро' мы с мужем уже видели..."; ситуация, когда Мариинский театр может ломиться на представлениях "Ромео", потому что "про любовь", и пустовать на "Сильфиде", потому что "про старинные танцы", а просто "любоваться танцами" -- это считается чем-то недостаточным и неприличным, ну как, например, всю жизнь заниматься только онанизмом...
Да и кто разберется в этих "танцах", когда вместо признанного шедевра "In the Night" Джерома Роббинса на музыку Шопена вам норовят подсунуть на ту же музыку "Призрачный бал" -- изделие г-на Брянцева (последний, как поговаривают, претендует возглавить Мариинский балет -- какое веселое нахальство!); вместо гениальной "Серенады" Баланчина -- четыре минуты танцев г-на Эйфмана; вместо хореографического театра (в котором главная мысль -- она же и единственная -- мысль хореографическая) -- даже не Tanztheater a la Pina Bausch (он требует, конечно, совсем другой природы художественного сознания) -- вульгарный кусок шоу-бизнеса... Потом все это прикроют "Золотой маской" и в качестве new russian art отвезут куда-нибудь в Америку или Европу, где оно и будет растерзано злобными балетными критикессами из Wall Street Journal, New Yorker или Figaro (правда, мы об этом не узнаем), -- но все билеты будут проданы, потому что в Америке и Европе очень любят этнографическое искусство.
P. S. Этим отчетом нам бы хотелось закрыть тему балетмейстера Эйфмана -- макрокосм его искусства вряд ли предназначен для многословных искусствоведческих излияний. Но едва ли нам это удастся: творческие акты Борис Эйфман совершает стабильно и регулярно, что, конечно, кроме прочего, вызывает искренне уважение.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков