Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Анна Нетребко и Пласидо Доминго спели в Зальцбурге оперу Верди «Джованна д'Арко»

Концертное исполнение оказалось эффектнее любого спектакля

Ведомости / Четверг 15 августа 2013
Концертные исполнения опер любят посещать истинные меломаны: тут нет режиссера, нет отвлекающего визуального ряда. Три часа чистой музыки, три часа наслаждения пламенным гением молодого Верди. Его раннюю лирическую драму «Джованна д'Арко» представили в Зальцбурге — это исполнение украсило оперную афишу фестиваля наряду с не менее блестящим концертным исполнением ранней оперы Вагнера «Риенци».
Анна Нетребко предстала на сцене «Фельзенрайтшуле» в ослепительно золотом, задрапированном картинными складками платье; при ее появлении зал испустил восхищенный вздох. Представить себе Анну в роли святой довольно сложно; однако и величественный вид, и гордый поворот головы, и золотые «доспехи», ниспадавшие с одного плеча, — все говорило о том, что Нетребко отлично вжилась в образ девы-спасительницы, несущей избавление Королю Шарлю и страдающему французскому народу.
«Джованна д'Арко» — седьмая по счету опера Верди, увидевшая свет в 1845 году. Ее чеканные маршевые ритмы, духоподъемные хоры и обжигающе ажитированный драйв оркестра не отпускают слушателя ни на минуту. В опере Верди опущен трагический финал жизни Орлеанской девы: она не погибает на костре, но возносится в апофеозе славы, встав вровень с королем Франции, — который, конечно же, влюблен в деву-воительницу. Узлы драмы завязываются вокруг трех персонажей: Короля Карла VII (его партию великолепно, очень стабильно, с драматическим порывом спел тенор Франческо Мели), самой Иоанны и отца ее Джакомо, подозревающего дочь в сношениях с дьяволом и разрывающегося между верностью отчизне и отцовским долгом.
В партии Иоанны зрелый, полнокровный, покрупневший голос Анны Нетребко раскрылся во всей силе, блеске и, не побоюсь этого слова, мощи. Примадонна играючи, без видимого усилия, навылет пробивала фортиссимо оркестра Мюнхенского радио.
Она демонстрировала свое удивительное кантабиле в лирических дуэтах и сверкающие стальные верхние ноты — в миг торжества или наивысшего эмоционального напряжения. Темные грудные ноты красиво оттеняли в целом яркий и сверкающий тембр голоса.
Но была еще одна приманка, ничуть не менее важная для этого, без преувеличения, эпохального исполнения. Пласидо Доминго, преодолев в начале июня серьезное недомогание, вышел на сцену в партии Джакомо — и покорил зал моментально.
С некоторых пор Доминго перешел на баритоновые партии. На инаугурационных торжествах по случаю открытия Второй сцены Мариинского театра он впечатляюще спел партию Набукко. Здесь, в Зальцбурге, прошлым летом он выступил в «Тамерлане» Генделя, в партии Баязета, хотя для подобного репертуарного прорыва требовалась немалая отвага: барочная музыка — вовсе не его «поляна».
Пласидо Доминго в свои 72 года по-прежнему остается великим артистом и великим певцом и не боится расширять свои репертуарные горизонты. И даже если голос певца — очень редко! — дает сбои, его неувядающая харизма, чувство стиля, искренность, мастерская фразировка, могучий вокальный и актерский посыл берут в плен с первой минуты.
Единственно, что омрачало слух и вкус — это работа дирижера Роберто Тальявини: вместо живого пульса музыки — утомительный метроном и однотипное форте… Певцы как могли старались придать исполнению пластичность: где-то замедлить темп, чтобы подчеркнуть значительность момента, зависнуть на фермато в конце фразы… Куда там! Маэстро Тальявини, работая дирижерской палочкой, как хлыстом, настегивал оркестр и хор. И они неслись во весь опор, не разбирая дороги, как испуганные кони под неумелым седоком, вполне оправдывая название места, где проходил концерт, — «Летняя школа верховой езды».
Зальцбург
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков