Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

«Онегин» Джона Крэнко в Большом театре: Смешная энциклопедия

Классика британской хореодрамы не заботили историческая достоверность и бытовое правдоподобие

Ведомости / Понедельник 15 июля 2013
Перечень нелепостей, которые содержит знаменитый спектакль, поставленный Джоном Крэнко полвека назад, был известен задолго до реконструкции на сцене Большого театра. Московское знакомство с «Онегиным» состоялось еще в 1973 г., когда его привез на гастроли Штутгартский балет. Говорят, публика в зале хохотала. Но уже после первой сцены балета, в которой среди частых березок прячется усадьба из какого-то Уэссекса, под сенью листвы устраивают святочное гадание, барышни целуются с дворней, а крепостные мужики отплясывают что-то типа воинственного горского танца хоруми, закрадывается подозрение: мог ли хореограф быть настолько непросвещенным в «реалиях русского усадебного быта»? Остальные пять картин, лишенные подобного нагромождения нелепостей, убеждают в том, что это сознательная декларация Крэнко, который абстрагировался от «энциклопедии русской жизни». Об этом же свидетельствует и урезанное название балета — «Онегин».
Для английского хореографа «наше все» — тот самый гвоздь, на который он пристраивает собственную картину. Любовь — вот и все, что привлекло его в романе. Во всяком случае, Крэнко совершенно не интересует, откуда возник в мире Лариных демонический, в черном с головы до ног, Онегин и куда после рыданий над телом убитого Ленского исчезла безвозвратно Ольга. Классика английской хореодрамы в отличие от советских постановщиков не слишком заботили историческая достоверность и бытовое правдоподобие. Крэнко доверяет плану оперы Чайковского, слегка его корректируя. Но у Чайковского в «Евгении Онегине» было «тайное оружие» — слово самого Пушкина, на равных с музыкой выстраивающее произведение. Взамен Крэнко предлагает монологи квартета главных героев (сольного «портрета» лишен только Гремин) — редкие по красоте хореографии — и дуэты с повышенной концентрацией эффектных положений.
Все эти рискованные «стульчики» на одной руке, шпагаты в разных ракурсах, бесчисленные варианты обводок легко объясняют, почему за партию Татьяны бьются все примы-балерины мира. Но эти красоты отсылают не в пушкинский мир (похожим образом хореографы характеризовали и Джульетту с Манон), а в балетную историю. Акробатические поддержки заставляют вспомнить о «Мелодии» Асафа Мессерера и «Каменном цветке» с «Легендой о любви» Юрия Григоровича (а значит, на Западе знали актуальные достижения советской хореографии), умение до бесконечности варьировать «тембры» эмоций в классическом адажио свидетельствует о взаимовлиянии Крэнко и его ровесника Кеннета Макмиллана, а прощальный дуэт Татьяны и Онегина спустя пятнадцать лет окажется моделью для самого знаменитого балета Джона Ноймайера «Дама с камелиями».
Для балетного народа, который, как средневековые люди, не обладает письменной культурой памяти, это свидетельство гораздо более ценное, чем попытки раскопать в классической балетной мелодраме рудименты романа в стихах. А пушкинскую иронию и пушкинский изящный стих наверняка еще воплотит хореограф, для которого ритм «онегинской строфы» будет родным.

К классике
К счастью для московского «Онегина», в нем случились отличные работы Ольги Смирновой (Татьяна Ларина) и Владислава Лантратова (Онегин). Они станцевали шедевр западной мелодрамы как высокую классику, придав ему пушкинскую строгость и значительность.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков