Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Бешенство вселенной

В Большом театре — премьера оперы Альбана Берга «Воццек»

Ведомости-Пятница / Пятница 20 ноября 2009
Режиссер Дмитрий Черняков обычно приносит Большому театру удачу. Лучшие спектакли последнего десятилетия — «Похождения повесы» Стравинского (сезон 2002-2003) и «Евгений Онегин» (сезон 2006-2007) — поставил именно он. На открытие основной сцены премьеру готовит тоже он — это будет «Руслан и Людмила» Глинки. Открытие должно было состояться как раз сейчас, осенью 2009-го. Когда оно перенеслось, руководство театра спросило у Чернякова, какую оперу он хотел бы поставить в освободившееся время.
Этому стечению обстоятельств мы и обязаны тем, что в репертуаре Большого появляется «Воццек».
Конечно, поставить «Воццека» Альбана Берга стоило уже давно — это краеугольный шедевр ХХ века, опера номер один целого столетия. Принято говорить, что она на всех повлияла — на Шостаковича, Циммермана, Шнитке и пр. Это правда, но уровень самого «Воццека» никто так и не перекрыл.
Берлинская премьера 1925 года имела огромный успех. Друзья вспоминают, что Берг не мог успокоиться всю ночь и гулял по городу, не понимая, отчего его опера так нравится публике. По идее, этого случиться было не должно: Берг был учеником Шенберга, первого в истории композитора, демонстративно высокомерно повернувшегося к публике спиной. В эстетике Шенберга, великого новатора, изобретателя додекафонии, успех был чем-то подозрительным — значит, что-то сделано не так.
Именно. Произведение Берга сшибает с ног. Это история военного парикмахера, чья жизнь состоит из одних унижений. На нем демонстрируют силу, на нем ставят медицинские опыты, над ним потешаются. Но у него есть свет в окошке — простая баба, которую зовут Мари. У них есть вне брака прижитый сын. Она ему изменяет. Жизнь рушится.
Дело не в том, что над судьбой несчастного солдата можно пролить слезы. Он злобен и неумен, он не лучше других. Важно, что Берг показал его глазами мир. А Воццек — своеобразный поэт, художник с воспаленным воображением, каким и должен был быть художник ХХ века. Ему всюду мерещатся какие-то знаки, огненные языки и черт знает что. Или вдруг он пугается тишины и решает, что весь мир умер. За простейшей бытовой ситуацией Воццек чувствует форменное бешенство вселенной. Бедность, казарменный быт, пьянство, похоть, насилие лишь дополняют глобальный мистический перекос. И вот весь этот взбесившийся мир Берг передал в грандиозной по красоте и накалу музыке.
Партии певцов предельно трудны — они то поют, то полудекламируют в особой манере Sprechstimme, то и дело прыгают голосом с самого низу до самого верха, через много октав. И все-таки главное делает оркестр — огромный, не помещающийся в яму Большого театра, выползающий на сцену в одеждах военных или кабацких музыкантов. После каждой сцены идет оркестровая интермедия, в которой оркестр выплескивает на нас свое расплавленное нутро. Но тихие, призрачные звучания действуют даже сильнее, чем шквальные тутти.
Дирижировать оперой приглашен Теодор Курентзис — это его дебют в Большом. Воццека, Мари и еще несколько партий споют приглашенные немецкие и американские певцы. Премьерная серия включает пять спектаклей, следующая ожидается только весной. О постановке мы знаем лишь то, что Дмитрий Черняков перенес действие в современность — но он как раз относится к тем режиссерам, кто умеет делать это со смыслом.
24, 25, 26, 28, 29 ноября, Театральная пл., 1, тел. 250 73 17

Герою всюду мерещатся знаки, огненные языки и черт знает что
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков