Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Чай вдвоем

Вчера в Большом зале Консерватории вместе с Российским национальным оркестром выступил выдающийся американский дирижер Майкл Тилсон Томас. Мировая критика называет его Бернстайном ХXI века. С 1995 г. он возглавляет симфонический оркестр Сан-Фран...

Ведомости / Вторник 21 ноября 2000
Вчера в Большом зале Консерватории вместе с Российским национальным оркестром выступил выдающийся американский дирижер Майкл Тилсон Томас. Мировая критика называет его Бернстайном ХXI века. С 1995 г. он возглавляет симфонический оркестр Сан-Франциско, который под его руководством вошел в число лучших оркестров США. В 1995 г. был признан в США «Дирижером года». Много лет является главным приглашенным дирижером Лондонского симфонического оркестра. Обладатель двух премий Grammy за записи музыки Прокофьева и Стравинского. Накануне своего московского дебюта Майкл Тилсон Томас дал эксклюзивное интервью «Ведомостям».
— Вы родились в семье выходцев из России. Потом работали как пианист с великими музыкантами — Григорием Пятигорским и Яшей Хейфецом, также эмигрантами из России. Через сколько поколений исчезает связь с русской музыкальной культурой? — Я рос в окружении дедушек и бабушек, которые жили на Украине. Мои дед и бабушка были выдающимися актерами еврейского театра. Почти такими же, как Элизабет Тейлор и Ричард Бартон. Вокруг меня всегда звучала русская речь. Поэтому для меня эта связь никогда не исчезала. Даже 20-летние музыканты, предки которых приехали из России, все равно сохраняют эту связь.
— Вам довелось работать вместе с Игорем Стравинским, музыка которого занимает важное место в вашем репертуаре.
— В 10 лет я впервые услышал, как Стравинский дирижировал оркестром. И с тех пор мои родители отслеживали все его концерты и возили меня на них. Позже мой учитель был ассистентом Стравинского. Я ходил на его репетиции и в 18 лет впервые сыграл для него. Композитор следил за моей игрой очень внимательно, потом предложил выступать с ним в концертах. У меня была возможность задавать ему вопросы и слышать, как он поет на репетициях. Он всегда говорил: «Мои дорогие! Вы должны делать вот так». И начинал пропевать музыкальную фразу своим хриплым голосом. Что бы он ни репетировал, он всегда напевал один и тот же рефрен: «Ти-та-та-та, ти-та-та-та». Создавалось впечатление, что в этой фразе и есть ключ к пониманию всего его творчества.
— В России принято считать, что Стравинский был больше космополитом, чем русским композитором.
— Русскость в нем бурлила и выплескивалась наружу. При том что он был очень куртуазен в манерах и жестах. Во время репетиций он с таким восторгом представлял каждую фразу, как старый петербургский ювелир, который предлагает полюбоваться блестящими гранями редкого камня. В старости он был любознателен, как ребенок. Если мимо него кто-то проходил с нотами, он всегда спрашивал: «Какую музыку вы несете?» — и тут же влезал в ноты. В последние годы он каждый день ходил на концерты, но сидел за кулисами, иначе ему не давали прохода. Мне часто доводилось сидеть рядом с ним. А я носил с собой термос с чаем. Однажды, набравшись смелости, я предложил ему чай. Стравинский разулыбался и с удовольствием выпил чай из термоса. И это стало нашей маленькой русской традицией.
— Стравинский (особенно в его поздние годы) у нас не относится к числу популярных композиторов. Почему вы выбрали именно его музыку для своего российского дебюта? — Это приношение моей семье и Стравинскому. К тому же мне всегда хотелось попробовать, как его музыку будут играть русские музыканты. И они действительно это делают совсем иначе, чем американские. Стравинский всегда хотел от исполнителя добиться двух вещей — точности и фантазии. Хотя его музыка на бумаге выглядит очень сложной, ее легко можно показать жестом, пропеть или станцевать. Мне хочется, чтобы ее слушали не как современную заумную музыку. В ХХ веке многие музыкальные традиции прервались или оскудели. Исчезла великая музыкальная непрерывность развития. Именно Стравинский — единственный мост, связывающий прошлое и настоящее.
— Когда вы говорили о современной заумной музыке, то даже поморщились. Но вы ведь много играете современной музыки? — Сейчас наступает время, когда надо делать следующий шаг. В нашем веке музыка пыталась уйти от догматов, но стала еще более догматичной. Все, что появилось, уже успело устареть и стать никому не интересным. Мне же интересны те композиторы, которые могут писать разную музыку или перерабатывать многие музыкальные пласты, например Шнитке или Чарльз Айвз. Для меня, вообще, важна музыка в тот момент, когда она перестает звучать. Ее подлинность определяется тем, в каком состоянии оказывается слушатель после концерта.
— Вы приехали в Москву по приглашению Владимира Спивакова, которого у нас частенько поругивают за то, что он дирижирует симфоническим оркестром. Вы часто приглашаете Спивакова для работы со своим оркестром. Как вы относитесь к его дирижерской работе? — Искусство — очень личная вещь. Оно все посвящено двум вещам — «что» и «как». «Что» намного важнее. Или тебе есть что сказать публике, или нет. Как ты это будешь говорить — уже не так важно. Все артисты самовыражаются, как могут. Если мы авантюристы и амбициозны, то начинаем делать что-нибудь непривычное для публики. Я вначале был пианистом, потом начал дирижировать, а теперь еще и сочиняю. И каждый раз приходится работать над «как». Михаил Плетнев тоже сочиняет, а Владимир Спиваков дирижирует симфоническим оркестром. Артист всегда надеется, что искренность его новых начинаний сможет преодолеть ледяное отношение.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков