Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Азербайджан гордится своим великим сыном Ростроповичем

Отпраздновав свое 70-е в Париже, а затем побывав с юбилейными концертами в Бостоне, Варшаве и Чикаго (Москва, первоначально отмененная, теперь возьмет реванш 20 мая), Мстислав Ростропович дал повод вписать в летопись своих празднеств яркую восточную страницу. Самый прославленный из российских музыкантов был приветствован на родной земле, где провел первые четыре года своей жизни. На праздновании юбилея Ростроповича в Баку побывал ПЕТР ПОСПЕЛОВ.

КоммерсантЪ / Вторник 06 мая 1997
Бакинцы старшего поколения помнят Ростроповича в пору расцвета: за два года до отъезда из СССР, в 1972 году, он в последний раз побывал в Баку, где сыграл чуть ли не всю виолончельную литературу, уложив ее в пять великолепно подготовленных программ. Нынешний визит протекал в иные времена и придерживался иных жанровых контуров. С того момента, как прекрасный специально зафрахтованный "боинг" высыпал на бакинский аэродром юбиляра, его семью и чинную московскую делегацию, состоявшую из ближайших сотрудников и видных журналистов, юбиляр пробыл в родном Баку пять дней, почти не исчезая из поля зрения общественного внимания.
Ростропович не сходил с экрана местного телеканала, его имя тут и там расцвечивало уличную азербайджанскую речь. Художественной акцией стал весь ритуал возвращения гражданина мира к своему родному очагу, и торжественный концерт лишь входил в него составной частью. Истинной партитурой была программа пребывания, а не Концерт Гайдна и не "Виолончель ила оркестр учун рококо мевзусунда вариациялар" Чайковского.
Не было секунды, чтобы Ростропович троекратно не целовал друзей, знакомых и незнакомых, не говорил речей и тостов, не восторгался, не благодарил, не кивал головой в такт и не призывал разделить свой восторг царственную супругу, двух дочерей, французского зятя и четырех внуков, которых дед, по его собственным словам, привез посмотреть ту землю, "где творил их прадед".
По сравнению с другими столицами у Баку был эксклюзив -- тема отца, виолончелиста Леопольда Ростроповича, в пору рождения юбиляра преподававшего в Бакинской консерватории. Растроганный сын посидел за столом в отцовском доме (к этому моменту свежевыкрашенном и стоящем уже на улице Леопольда и Мстислава Ростроповичей), побывал во дворе, где когда-то играл с мальчишками и прятался от лезгинов (специалистов по процедуре обрезания). Он встретил 84-летнюю няню, которая теперь аплодировала тому, кому когда-то меняла пеленки. Он почтил присутствием кладбища жертв Карабаха и усопших классиков -- от Узеира Гаджтбекова до Рашида Бейбутова. Теперь к сонму великих причислен и Леопольд Ростропович, ставший основателем "азербайджанской виолончельной школы".
Чувства знаменитого гостя были ответом на поистине фонтанирующее творчество со стороны хозяев. Простые ашуги воспевали Ростроповича на площади у памятника Низами. Он слушал Рахманинова и Шумана в музее искусств (в пресноватом исполнении мастеров искусств). Вивальди и Кара Караева -- в лютеранской кирхе (где играл, напротив, очень неплохо, молодежный оркестр Теймура Геокчаева). Классическую мугамную оперу Узеира Гаджибекова "Лейли и Меджнун" (к слову говоря, шедевр, за которым стоит специально съездить в Баку) -- в оперном театре. Вальс Глинки, сыгранный на таре, "Очи черные" и "Happy birthday to you" -- в музыкальной школе, ставшей теперь школой имени тех же самых двух Ростроповичей.
В Музыкальную академию (где за три дня до этого были отменены занятия) юбиляр прибыл вместе с президентом Гейдаром Алиевым. На крыше и вокруг дежурили стрелки, а внутри шел капустник на музыку Девятой симфонии Бетховена, полный невинного злорадства по поводу того, что Ростропович родился и впервые поел хаш в Баку, а не в Тифлисе и тем более не в предгорьях Арарата.
Кульминацией стала свадьба: в Баку Мстислава Леопольдовича и Галину-ханум решили поженить заново. С криком "Горько!" грянули песни и танцы. Внучка Настя пошла в пляс с азербайджанской сверстницей, министр культуры Полад Бюль-Бюль-оглы -- с корреспонденткой Le Monde, парижские туалеты дочерей смешались с костюмами танцовщиц национального ансамбля танца; само собой, танцевали и "молодожены". Там же, на свадьбе, в честь гостей исполнялся изощренный мугам, пусть и в сильно сокращенном варианте: пел Агахан Абдуллаев, признанный, европейской известности традиционный исполнитель. Ростропович был, как казалось, потрясен: кто-кто, а он смог оценить мастера, равного в искусстве.
На следующий день на репетиции, пробуя гайдновские пассажи, маэстро вспоминал свадебный ужин уже в менее лучезарных тонах. А на торжественном концерте все было более или менее предсказуемо. Стал ли он событием бакинской музыкальной жизни, не знаю. Через кассу билетов не продавали; по примерным оценкам, четверть зала составляли доставшие приглашения музыканты, остальное -- бакинская элита, недурно одетая и знающая этикет. О 39-й симфонии Моцарта и молодом дирижере Яльчине Адигезалове лучше не вспоминать. Но виолончелист Ростропович был виолончелистом Ростроповичем, даже с фальшивыми нотами, даже во Дворце Республики и даже со специфическим жестяным привкусом звукоусиления. К тому же ему на помощь пришел сильный партнер -- Рауф Абдуллаев, дирижер настоящий и не призванный к делу на родине (его выписали для особого случая из Анкары, говорят, скрыв, что первым отделением все-таки будет дирижировать молодой коллега).
Ростропович увез домой мантию почетного профессора музыкальной академии, высшую награду Азербайджана (ею оказался именно "Орден Славы") и подарки, подарки, подарки (ими был завален весь хвост "боинга" на обратном пути) -- от халатов и национальных инструментов до самого себя, изображенного рельефом в музейной раме или вытканного на ковре. Другие гости покидали Баку понимая, что как "древняя земля должна гордиться своим законным сыном", так и просвещенный мир должен гордиться открытым Западу Азербайджаном. Среди этих гостей была и председательница Европарламента Ленни Фишер, чей визит официально не был привязан к юбилею маэстро, однако совпал с ним очевидно не случайно.
В бакинских газетах можно прочесть, что нынешний президент Азербайджана -- "ваше высокопревосходительство" и "дорогой друг", как называл его герой торжеств -- был покровителем гастролей Ростроповича уже в 1972 году. Теперь Ростропович, побывавший президентским гостем, призван помочь символически связать Баку старый, город классической и национальной культуры, с нынешним, независимым, мирным, открытым нефтедолларам и демократии. Символом нового Баку может послужить любая из его центральных улиц, где на одной стороне открывают свои двери модные бутики, а на другой, рядом с цветами и пейзажами, продаются канонизированные изображения Гейдара Алиева.
В дни торжеств, естественно, без восхваления заслуг президента не обходилась ни одна речь, к кому бы она ни была обращена; пить за его здоровье следовало до дна и стоя, что ваш корреспондент исправно проделывал минимум дважды в день. Талант Ростроповича (послуживший, разумеется, "борьбе против тоталитаризма" и "поддержке русского авангардизма") достался ему от Всевышнего, но внимали его дарам, сидя в ряд, муфтий, православный священник и раввин. А стиль новой эпохи выражала неизменная субординация в конферансе: сначала назывался господин президент, затем дама -- Галина Павловна, -- а затем уже сам юбиляр.
Смог ли юбилейный визит Ростроповича послужить изменениям в культуре страны, где музыкальная иерархия пронизана номенклатурными отношениями, где оперный театр держится на старом репертуаре, филармония закрыта, оркестр неукомплектован и собирается от случая к случаю, его шеф профнепригоден, лучшие музыканты зарабатывают на жизнь в Турции, а творческие инициативы существуют на птичьих правах?
В этом отношении самым серьезным итогом юбилея стало обещание Ростроповича разгрузить свой график, чтобы десять дней в году проводить в Баку мастер-классы, половину времени отдавая студентам, половину -- оркестру. От того, насколько этот замысел не утонет в бюрократии и станет европейским предприятием, зависит, воплотится ли в жизнь пожелание президента Алиева сделать Баку "музыкальной Меккой мира".
Баку не был первым городом, где Мстислав Ростропович праздновал свой юбилей, но именно там он чувствовал себя счастливым -- 70 лет назад в этом городе он родился. Новый Азербайджан принял на свою землю великого сына. Репортаж о юбилейных торжествах Ростроповича в Баку читайте на стр. 13
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков