Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Премия Юрия Башмета: инвестиции и дивиденды

В Большом зале консерватории состоялось вручение премии, затем -- концерт. Гергиев дирижировал БСО имени Чайковского, Башмет участвовал в концерте как солист. Зал был полон -- как всегда на столь звездных концертах.

КоммерсантЪ / Среда 26 февраля 1997
Премия фонда Юрия Башмета носит имя Дмитрия Шостаковича и присуждается в третий раз. В 1995 году ее лауреатом стал скрипач Гидон Кремер, в 1996 -- бас-баритон Томас Квастхофф. Технология присуждения: эксперты выдвигают 10 кандидатов, основываясь на рейтингах, показателях по концертам и записям, анализе прессы. Затем сам Башмет выбирает из десяти одного. Ежегодная премия -- одно из направлений деятельности фонда Юрия Башмета. Размер премии -- $25 тыс.
На встрече с журналистами, которая предшествовала концерту, Юрий Башмет аргументировал выбор лауреата, заметив, что слава Клаудио Аббадо держится "не на пустом месте", что есть Колин Дейвис, но он уже относится к тому поколению, которое "получает дивиденды, а не инвестирует", и что "Валера находится в золотой точке". Сам же Валерий Гергиев говорил главным образом не о премии, а о необходимости сотрудничества между Мариинским и Большим театрами: пока его нет, и "это плохо не для меня, -- те пять дней в году, которые я бы мог провести в Большом театре, я могу провести и в Метрополитен -- а для России". Это было сказано "с некоторой долей упрека Владимиру Васильеву", хотя "у меня нет с ним конфликта. Есть очень небольшое продвижение вперед, и было несколько киксов -- знаете такое слово?" (Одним из киксов был отказ принять спектакли Мариинского, номинированные на "Золотую маску", в стенах Большого.) О предстоящем концерте Гергиев сказал только, что "отягощенный новым призом, я выступлю, наверное, очень плохо. Но до этого я старался".
С моей точки зрения, смысла в том, что Башмет вручает премию Гергиеву, нет никакого -- хотя Гергиев достоин всех на свете премий. Но не мне давать советы Башмету: его имя -- его премия. Правда, премия носит также имя Шостаковича, отданное по инициативе фонда вдовой композитора. И помня о том, сколько заботы отдавал Шостакович молодым музыкантам, логично было бы наградить кого-нибудь из перспективных молодых -- на эти деньги они могли бы осуществить свои концертные проекты или выпустить компакт-диски. Единственный смысл -- заполучить лауреата в Москву и насладиться его искусством.
В этом сезоне Гергиев на московской сцене еще не появлялся. Летом он приезжал дважды, оба раза с оркестром и певцами. Один концерт состоялся в Большом зале консерватории: была превосходно исполнена симфония "Ромео и Юлия" Берлиоза. Другой -- на Васильевском спуске; это была антихудожественная акция с динамиками и усилителями, которая, однако же, дала свои плоды -- вскоре после нее президент облек Гергиева директорскими полномочиями в Мариинке. Теперь Гергиев приехал налегке, чтобы выступить с "федосеевским" БСО. Оба героя к выбору оркестра отношения не имели; Башмет назвал это "технической проблемой", которую решили организаторы концерта. Впрочем, Гергиев похвалил оркестр, а Башмет отметил, что в нем лучшая в Москве медная группа.
После торжественной части (которая включала себя также награждение Гергиева медалью "Во славу Осетии") прозвучала романтическая "Гарольд в Италии" Берлиоза, симфония с солирующим альтом. Башмет признался, что "Гарольда" не играл давно, и это, добавим от себя, было заметно. Как часто бывает, музыкант гениально начал, а затем сник. Коронные sul ponticello было лихо придуманы и не так лихо удались. Но в целом в исполнении чувствовался почерк Гергиева -- в быстрых частях он таскал оркестр за шиворот как провинившегося школьника, в медленных, напротив, следовал размеренным, замороженным шагом. Если бы не арфа (изредка), все было бы довольно невкусно по тембрам -- не говоря об отсутствии настоящего баланса. Оркестр не желал цвести, а контрабасовую группу хотелось вообще выдрать с корнями. Никакого сравнения с летним Берлиозом мариинского оркестра быть не могло.
От невыразительного Макса Бруха ("Кол Нидрей" для альта с оркестром) награжденный, уже без награждавшего, перешел к музыке патрона полученной им премии. И тут нужно признать, что если кому гергиевская экстравертность, часто столь притягательная, явно не идет на пользу, то это Шостаковичу. Недавно та же Пятая симфония, исполненная в Москве Марисом Янсонсом, предстала невестой современного европейского дирижерского стиля. У Гергиева она прозвучала в стиле оперных антрактов или праздничных увертюр. Фигурации были похожи на "Садко", тутти -- на "Испанское каприччио". Лучше всего удались лихие тираты и удары в тарелки. Влекомый своим театральным темпераментом, Гергиев старался быстрее проглотить текущий эпизод, чтобы, наскоро вытершись салфеткой, взяться за следующий. Его вечная торопливость, нередко рождающая увлекательную динамику, здесь была сродни человеческой невнимательности -- так бывает, когда, не закончив разговора с одним собеседником, мы бежим к другому. В финале маэстро закатил такой темп, что от оркестра полетели перья -- тут не уцелела и медь, похваленная Башметом.
Не хочу сгущать краски: концерт не был самым плохим в сезоне, и если бы не премиальные тона, то без него спокойно можно было бы обойтись. Весной Гергиев намерен выступить в Москве со светлановцами и плетневцами. Думаю, что руководство этих оркестров понимает: сам факт появления Гергиева за их пультом -- еще не событие. Так же, как и возможные "пять дней в году" в Большом театре.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков