Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Как дети: В Михайловском театре поставили «Царскую невесту»

Режиссер Андрей Могучий привил трагической опере Римского-Корсакова приемы наивного театра

Ведомости / Вторник 28 января 2014
В прошлом сезоне петербургский Михайловский театр уже пополнил афишу опусами режиссеров Жолдака и Бархатова, так что логично, что нынче он ангажировал еще одного представителя так называемой современной, или авангардной, или радикальной, режиссуры — Андрея Могучего. При всей разнице в мировоззрении, степени владения профессией, размере дарования общее между ними в том, что, ставя оперы, они сочиняют самостоятельный режиссерский текст, в значительной степени, а то и вовсе автономный от произведения.
«Царская невеста» — произведение совершенное (хотя Могучий полагает некоторые его части лишними), шедевр, давным-давно признанная классика, однако вещь это многослойная и неоднозначная. Римский-Корсаков взял за основу либретто мелодраму Льва Мея из русской истории времен Ивана Грозного, использовал в большом объеме национальный мелос, прямо цитирует фольклор, но при этом музыка исполнена нечеловеческой холодной (как писал рецензент после премьеры в 1899 г., «печально-страстной»), прямо-таки декадентской красоты.
Режиссеру же, по его собственному признанию, ближе всего оказался лихо закрученный сюжет с любовью — у одних счастливой и разделенной, у других безответной и роковой, с интригами, приворотным зельем, отравлениями, убийствами, да еще на все события падает зловещая тень тирана. У Могучего довольно ума и вкуса, чтобы не впадать в банальности вроде переноса действия в сталинскую эпоху, уж тем более — допустить что-нибудь рашн-клюквенное. Визуальная среда, придуманная художником Максимом Исаевым, — вообще Россия, на все времена. Помост, сначала слегка наклоненный, потом круто вздыбленный и наконец вообще взмывший в воздух, нависший угрожающей плитой. Передвижные кабинки-домики с навершиями в виде квазифольклорных резных голов. Хор в серой прозодежде 1950-х с красными гвоздиками, притом подлинный портрет Грозного в обрамлении лампочек, притом вереница невест в современных платьях из свадебного салона средней руки, притом опричники — дети с приклеенными бородами и в будто бы аутентичных костюмах. Эта ирония доведена почти до глумления вывороченным принципом акына «что вижу, то пою» — «что пою — вижу». Стоит кому-то спеть про мед и чарочки — тут же выносят сложенные из огромных белых букв слова «мед» и «чарочки». Едва хор помянет журавлей — на заднике проекцией высвечивается «журавли». Слово «любовь», само собой, заключено в рамку из лампочек, а «царь» написан (разумеется, красным) на той самой реющей плите.
Все это весьма, весьма прикольно. Хотя несколько инфантильно. Сопереживать такому трудно, но ведь постмодернизм, как известно, меньше всего имеет в виду сопереживание. Впрочем, выращенный в недрах михайловской труппы отменный баритон Александр Кузнецов — Грязной и опытная Юлия Герцева — Любаша многие сцены проводят достоверно и страстно, как сильные драматические артисты. Марфа — одна из череды идеальных корсаковских героинь, но ведь для ангельского пения потребна ангельская душа, и, конечно, винить в ее отсутствии следует не хорошую певицу Светлану Мончак, но само наше время. А вот оркестры и в наше время изредка умеют играть проникновенно, потому хочется пожелать оркестру Михаила Татарникова быть несколько менее прямолинейным и громогласным.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков