Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

«Тристан и Изольда» от Владимира Юровского: Поэма во второй главе

Госоркестр имени Светланова и приглашенные певцы исполнили монографическую программу из музыки Вагнера

Ведомости / Среда 11 сентября 2013
Владимир Юровский закрывал прошлый сезон трехдневным фестивалем с блестящими и глубокими речами перед началом каждой программы — нынешний сезон он открывает подчеркнуто безмолвно, словно не желая, чтобы публика привыкала воспринимать его исключительно в витийствующем амплуа.
Один из концертов, которые сыграл с Юровским подведомственный ему Госоркестр имени Светланова, был целиком посвящен Вагнеру. Юровский сделал программу в формате, который в Москве ассоциируется с Валерием Гергиевым: это в его стиле исполнять отдельные акты из вагнеровских опер, приглашая на главные партии видных вагнеровских специалистов откуда-нибудь из Европы.
В Москве играть вагнеровские акты в концертах пока никто не отваживался: на памяти только исполнение «Валькирии» Российским национальным оркестром под управлением Кента Нагано со смешанным русско-европейским составом.
У Юровского состав на втором акте «Тристана» был почти целиком европейский, а Изольдой была та самая Аня Кампе, что спела с Гергиевым Зиглинду в недавно премированной записи «Валькирии».
«Тристану» предшествовало первое отделение, в котором были изящно заложены темы второго акта. Началось оно, само собой, со Вступления и смерти Изольды, и Госоркестр себя не посрамил: от томного соло гобоя до гулкого пиццикато контрабасов, выстроенных Юровским по заднику, все сошлись в вязкое, густое целое.
Затем были исполнены Пять песен на слова Матильды Везендонк, причем выбрана была оркестровая версия Ханса Вернера Хенце. Видный немецкий мастер сделал в 1979 г. вариант для камерного состава с разделенными партиями струнных и многочисленными флажолетами, а между третьей и четвертой песнями не удержался даже от россыпи диссонансов в верхнем регистре у арфы. Между четвертой и пятой песнями у кого-то в зале брякнула эсэмэска. Атмосфера камерности, неожиданно установившаяся в Зале имени Чайковского, между тем не подвигла солистку Венской оперы Элизабет Кульман петь особо проникновенно. Певица пропела текст без малейших признаков романтического томления, да к тому же давилась в нижнем регистре. Голос ее, возможно, и летел бы дальше десятого ряда, не пой она все время куда-то вбок.
Все огрехи ее исполнения были забыты во втором отделении, когда г-жа Кульман запела Брангену — партию, написанную в более высоком диапазоне и более подходящую ее голосу. Соло Брангены, охраняющей преступных любовников, спетое с балкона, из-за спин зрителей, стало очаровательным интермеццо, последовавшим сразу за неотмирным ноктюрном, в котором узналась последняя из песен на стихи Матильды Везендонк.
Кампе в роли Изольды была мила, свежа, голос ее летел легко, дыхания почти всегда хватало — вот только в этой блондинке было столько крови с молоком, что в ее готовность уйти вслед за возлюбленным в царство тьмы не очень верилось. Штефан Финке доблестно справился с тяжелой партией Тристана, показал и приятное пиано, и, где надо, молодецкое форте. Альберт Домен, вышедший с монологом короля Марка, с достоинством истинного вагнеровского баса доложил один из самых скучных эпизодов во всем творчестве великого композитора. Однако баланс целого был соблюден: под четким, детальным и собранным управлением Юровского второй акт «Тристана и Изольды» превратился в грандиозную поэму, которой одной бы хватило, чтобы получилась неземная опера о любви и смерти.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков