Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Координационная группа, лекция, Минкульт, новые члены АТК, письмо, премия АТК, Седьмая студия, следственный комитет, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, экспертиза
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Музей театральных идей

Многократные лауреаты "Золотой маски" Майя Краснопольская и Илья Эпельбаум -- искусные мастера мистификаций. И новость о том, что в их театре "Тень" ставит сам Анатолий Васильев, мало кто воспринял всерьез. Тем не менее "Мизантроп" Ж.-Б. Мольера, поставленный большим режиссером в самом маленьком театре Москвы, завершил программу "Светское. Исключение из правил", устроенную в рамках Театральной олимпиады.

Известия / Вторник 03 июля 2001
Премьера началась с экскурсии. Дело в том, что в одном из зальчиков театра "Тень" размещается целая страна -- Лиликания. Места вполне достаточно для единственного дома государства -- Большого Лиликанского Королевского Народного Театра Драмы, Оперы и Балета. Заглядывая в окна величественного здания, можно разглядеть помпезный зал, битком забитый кукольной публикой, оркестровую яму с музыкантами, тяжелый занавес, закрывающий сцену. "Лиликания -- самая стабильная страна мира. Там все настолько стабильно, что и в театре идет только один спектакль, -- рассказала Майя Краснопольская, -- но мы с Ильей решили поломать ситуацию и уговорили правителя государства Гальбастро Моморейно Гердайло Шефина Бессмертного вступить в переговоры с зарубежными режиссерами. Первым откликнулся Анатолий Васильев". Режиссер точно выполнил условия -- действие уложилось ровно в пятнадцать минут (лиликанские спектакли не могут идти дольше). "Выбранные места" из мольеровской пьесы оказались настолько точны, что сохранились не только смысл и сюжетные линии "Мизантропа", но даже деление на акты.
Марионетки держались на сцене с напыщенным достоинством. Подробные, часто меняющиеся декорации, придуманные Ильей Эпельбаумом, придали постановке особый шик. Но окружающее великолепие только раздражало нервного правдолюбца Альцеста, говорящего голосом самого Анатолия Васильева (остальные роли на фонограмму спектакля записали актеры "Школы драматического искусства"). Мизантроп крушил стены, устраивал землетрясения и пожары. А в финале дерзко подтвердил свое сходство с Чацким, ловко подменив монологи.
Действие не прекращалось и в антрактах. По словам Ильи Эпельбаума, сцены с кукольной публикой Анатолий Васильев прорабатывал наиболее тщательно. Лиликанцы оказались довольно драчливым народцем. Из-за споров о спектакле некоторые даже вываливались из лож. Нелюбовь Васильева к публике -- притча во языцех. Лиликания предоставила возможность облечь и эту идею в лаконичную художественную форму. В самый разгар скандала над кукольным зальчиком возникла громадная человеческая рука. Один жест -- и наступила гробовая тишина. Зрительские ряды накрыло белое полотно, сверху лег траурный венок.
Мизантропия коснулась и зрителей-людей. Возле окон Лиликанского театра смогли разместиться всего пять счастливчиков. Для остальных была организована прямая трансляция.
Проект полностью преобразил Васильева, трансляция привела его в восторг, и режиссер стал уговаривать руководство "Тени" показывать "Мизантропа" как можно большему количеству зрителей. А на вопрос о продолжении сотрудничества с лиликанцами ответил: "Хотел бы еще многое поставить с куклами, идеи есть. Но на постановки уже выстроилась очередь". Видеоролик, показанный в дополнение к представлению, подтвердил слова мастера. Своими замыслами о спектаклях, которые можно осуществить только в маленьком Лиликанском театре, поделились Петр Фоменко, Сергей Юрский, Евгений Гришковец и Тонино Гуэрра. К сожалению, не все захватывающие рассказы маститых режиссеров обретут воплощение. Зато пополнится Лиликанский Музей Театральных Идей -- новая изящная выдумка Майи Краснопольской и Ильи Эпельбаума.