Облако тегов:
IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Спортсменка, комсомолка, красавица

Она же — Золушка в интерпретации Алексея Ратманского

Ведомости / Среда 13 марта 2002
Второй международный фестиваль балета «Мариинский» начался в Петербурге. Десять спектаклей в течение 10 дней с заключительным гала-концертом в четырех отделениях обещают продемонстрировать элиту мирового балета на фоне петербургских звезд. Однако уже в первый вечер стало очевидно, что главное событие фестиваля — «Золушка» Алексея Ратманского, впервые взявшегося за трехактный сюжетный балет.
В Мариинском театре теперь любят не просто премьеры, а акции — такие, ради которых в Петербург в антисанитарных условиях поедут не только оперные и балетные критики, но и люди, никакого профессионального отношения к этим искусствам не имеющие. В прошлом году жертвой подобной громкой акции — «Щелкунчика» Михаила Шемякина — Валерия Гергиева, который должен был стать гвоздем первого фестиваля, — и пал Ратманский, не сумевший встроить собственные представления об этом балете в концепцию Шемякина. Но за год хореограф, оказавшийся нарасхват во всем балетном мире, превратился в виртуозного фрилансера. Постановки «Леи» для Нины Ананиашвили и московского Театра танца Алексея Фадеечева и «Щелкунчика» для Датского Королевского балета, осуществленные в последние полгода, не столько вымотали Ратманского, сколько научили быть гибким.
И на этот раз Ратманский обнаружил в Петербурге не только умозрительную идею постановки «Золушки», но и сложившуюся команду для ее осуществления: музыкального руководителя Валерия Гергиева, художников-постановщиков Илью Уткина (того самого «бумажного архитектора», который победил на Венецианском биеннале) и Евгения Монахова, художника по свету Глеба Фильштинского, чью сложную фамилию выучили после мариинских «Семена Котко» и «Сказания о невидимом граде Китиже». А в придачу к ним — бородатые восторги от «Золушки» Константина Сергеева образца 1946 г., которая сначала получила Сталинскую премию, а потом еще полвека обороняла музыку Сергея Прокофьева от других интерпретаций.
Памяти этой «Золушки» и посвящен спектакль Ратманского. Несмотря на то что Ратманский, редактируя либретто, перенес действие спектакля в современность, а художник по костюмам Елена Марковская нарядила главную героиню в сиреневые простодушные кофточки и юбочки, которые были выставлены прошлым летом в любой витрине на Тверской, нынешняя «Золушка» — памятник сталинскому предвоенному монументализму. К счастью, и хореографа, и художников современного спектакля явно волновал не сюжет Перро, а музыка Прокофьева, в которой благородные и сентиментальные вальсы поданы в оправе ресторанного джаза. Поэтому на сцене разместились не очаг с метелкой, тазами, горшочками и кастрюльками, не картонный трон и не рисованные грязные тряпки с испанскими горами и восточными пустынями, по которым якобы карабкается Принц с куском бутафорского хрусталя в руках. И даже не кухня современного фешенебельного отеля с банкетным залом в придачу. Вместо всего этого хлама — две колонны посреди сцены, служащие опорой и дому Золушки, и дворцовому величию на балу, две металлоконструкции по бокам (по параллельным внутренним лестницам одной из них будут метаться в финале Золушка и Принц, долго не находя пути друг к другу), металлический обруч, который служит то часами, то, поворачиваясь, огромной бальной люстрой, и изредка меняющиеся рисованные задники, самый эффектный из которых возникнет на балу, воспроизводя анфиладу какого-нибудь Дворца Советов.
Однако Ратманский, вновь, как и в случае с Шемякиным, столкнувшийся с нефункциональным для балета декорационным решением, на этот раз виртуозно воспользовался этим и превратил «Золушку» в антибалет, если под балетом подразумевать непременно кордебалетные орды, все сметающие со своего пути, непонятных персонажей, о которых нет ни слова в либретто, па-де-де героя и героини, и фуэте балерины по центру сцены. Вместо чистенькой Золушки с аккуратными косичками и в белом передничке — нервная затюканная акселератка, вместо воплощающей мировое зло Мачехи — гроза коммунальной кухни с апельсиновыми волосами и в шелковом халате, с театральным пафосом исполненная Ирмой Ниорадзе, вместо увешанной театральной бижутерией Феи с короной на голове — лишенная балетных фиоритур бомжиха из ближайшего перехода (Наталья Свешникова), хранящая хрустальные туфельки в замусоленной авоське, а вместо сказочного Принца — модельный мальчик весь в белом (Денис Матвиенко). Ратманский не пытается убедить, что знает движений больше, чем все его предшественники, вместе взятые: сначала лексика кажется даже бедноватой, пока не оказывается, что элементарные degage, которые бесконечно множит Золушка и которые способна воспроизвести любая троечница в хореографическом училище, украшают даже неказистую и лишенную всякого намека на обаяние балерину, зато навороченные поддержки «звездного вальса» ненавязчиво цитируют «вальсы Мошковского» и «этюды Глиэра», которые обожали танцевать витальные балерины предвоенной поры и от которых обмирали пламенные комсомолки.
Неофитам, не видевшим ни «Баядерку», ни «Спящую красавицу» или желающим приобщить к прекрасному детей, на этой «Золушке» может стать не по себе. Но тех, кто уже выучил их наизусть и в отсутствие современного балета впал в летаргический сон, новая «Золушка» Мариинского театра может вывести из этого состояния.
Облако тегов:
IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков