Облако тегов:
IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, Воронеж, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

В отсутствие героя

Сегодня в Екатеринбурге открывается фестиваль современного танца, главным действующим лицом которого должен был стать «Балет Евгения Панфилова» из Перми. Но за два дня до начала знаменитый хореограф был найден мертвым в собственной кварти...

Ведомости / Вторник 16 июля 2002
Сегодня в Екатеринбурге открывается фестиваль современного танца, главным действующим лицом которого должен был стать «Балет Евгения Панфилова» из Перми. Но за два дня до начала знаменитый хореограф был найден мертвым в собственной квартире с шестью ножевыми ранениями. Тем не менее в Екатеринбурге ничего отменять не стали, только перенесли начало на один день. Этот фестиваль продолжит совсем недавно завершившийся пермский фестиваль, который был посвящен 15-летию «Балета Евгения Панфилова» — единственного в России государственного театра современного танца. Дальнейшая судьба этого театра теперь под вопросом.
За два десятка лет, которые он будоражил общественность, Панфилов поставил чуть ли не сотню спектаклей и бесчисленное количество концертных номеров. 275-летие Перми и 15-летие «Балета Евгения Панфилова» были только поводом для четырехдневного марафона премьер. Из окошка театральных касс не убирали табличку «Все билеты проданы»: на Панфилова устремился весь город — от губернатора со свитой до бритых подростков. Для обычно полупустого оперного театра, на сцене которого шел фестиваль, это была неожиданность, для Панфилова — повседневность: традиция аншлагов сложилась с его первого спектакля «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», поставленного в 1978 г. в каком-то ДК для художественной самодеятельности.
Но самодеятельность давно превратилась в профессионалов, труппа неоднократно меняла названия, пока не обрела самое простое и непретенциозное — «Балет Евгения Панфилова», полностью укомплектовалась выпускниками благоверного Пермского хореографического училища, получила государственный статус и тихо стала разрастаться в империю. Еще в 1994 г. Панфилов эпатировал мир созданием «Балета толстых», а год назад устроил конкурс «качков» и организовал их в dance-company «Бойцовский клуб». Трехголовую гидру он и презентовал фестивалем, представив каждую компанию новым спектаклем и сведя все их вместе в четвертом, само название которого звучит как музыка: «Шоу-транзит Пермь — Пекин — Рио-де-Жанейро, или Пермские путешественники в Китае бразильской ночью».
Балет для основной труппы, «БлокАда», — готовый материал для будущих монографий: в отличие от зрителей критика предпочитает грустного Панфилова эстрадно-легкомысленному. Этот спектакль идеально встраивается в ряд панфиловских триумфов — свой первый профессиональный приз он получил в 1988 г. на Всесоюзном конкурсе балетмейстеров за номер «Жди меня», а два года назад увез «Золотую маску» за спектакль «Бабы. 1945». «БлокАда» трансформируется в зависимости от зрительского опыта каждого: для кого-то оформится памятью о ленинградских блокадных саночках, появляющихся в спектакле, для кого-то — выламывающейся из заголовка буквой А и бесконечным рефреном вклинивающейся в Седьмую симфонию Шостаковича песни «Мы простимся с тобой у порога…». Во всем противоположные «БлокАде» «Уроки нежности» для двадцати танцовщиц из «Балета толстых» идеально продемонстрировали умение хореографа превратить экзотику — пышнотелых русских женщин — в факт искусства.
Но чтобы оценить хореографа Панфилова, нужно было посмотреть «Тюрягу» — спектакль для новобранцев из «Бойцовского клуба». В нем негде укрыться за исполнителей — за персональную цирковую технику или годами выдрессированный драйв. Этот спектакль, тяжестью интонаций полностью соответствующий музыке классического авангардиста Арво Пярта, Мэрилина Мэнсона, Ника Кейва, группы «Рамштайн», вдруг породил призрак идеальной «Серенады» Баланчина — Чайковского: там — монохромные голубоватые классические тюники, у Панфилова — кричащие оранжевые майки и брюки, там — женский кордебалет, здесь — мужской, там — бесконечные вариации на темы простейших батманов, туров, пор де бра, здесь — движения из арсенала утренней зарядки.
Балетмейстерский талант — это не только умение накручивать револьтады на кабриоли и удобрять их арабесками да рондами. Именно этот талант выделяет Панфилова среди большинства современных хореографов. С его исчезновением из российского современного танца возникает невосполнимая пустота. В отличие от большинства своих коллег он ставил жизнеспособные спектакли — те, которые продолжали жить по много лет и после проката на престижных фестивалях. В отсутствие самого Панфилова, возможно, они позволят сохранить труппу, которая считается нашим лучшим коллективом современного танца.

Современные русские композиторы: Арво Пярт
Облако тегов:
IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, Воронеж, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, Воронеж, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков