Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Координационная группа, лекция, Минкульт, новые члены АТК, письмо, премия АТК, Седьмая студия, следственный комитет, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, экспертиза
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

[ Невнимание газеты к шумной акции может быть формой отклика ]

[ Газетный критик отвечает на вопросы анкеты музыкального журнала ]

Музыкальная жизнь / Пятница 31 декабря 2004
Как Вы пришли в профессию газетного критика?
Более 10 лет назад, в 1993 году, меня позвали работать в газету "КоммерсантЪ-Daily". Там уже работали мои приятели, которые знали мои журнальные тексты, аннотации к концертам. Я общался с людьми из мира театра, кино, арта, литературы и моим плюсом было то, что я мог писать о музыке, помещая ее в общий контекст художественной жизни. Потом я работал в других газетах - "Русском телеграфе" (там еще и руководил отделом), "Известиях", журнале "Эксперт" (там тоже руководил). Теперь работаю в газете "Ведомости".
Какие задачи преследует Ваше издание, освещая музыкальные события?
Вносить в голову читателя, который запутан количеством музыкальных событий, представление о ценностях - указывать на основные имена и события, создавать и развенчивать репутации, по ходу дела формулируя тенденции.
Как складываются Ваши отношения с артистами, которые попадают в Ваше поле зрения?
В основном, они нейтральны. Я не стремлюсь к личным отношениям с артистами. Если они и складываются, то сами собой и лишь с теми людьми, кто спокойно воспринимает и похвалу, и критику. Я никогда не жду от них оценки своих публикаций и не завожу об этом разговоров. Дружба, сотрудничество, общение - отдельно, работа в газете - отдельно. Бывает, я косвенным образом узнаю, что кто-то из артистов оценил мою публикацию или, наоборот, задет ею. Но это не оказывает влияния на мою работу. Я пишу не для артистов, а только для читателя. За прошедшие десять лет со стороны некоторых музыкантов были и попытки подружиться, и, наоборот, меня вносили в черные списки, запрещали пресс-секретарям выдавать аккредитацию. Но сейчас и это позади. Все уже поняли, что музыкальная критика - неизбежный факт.
Какова Ваша оценка сегодняшнего состояния отечественной музыкальной культуры?
Продолжает медленно двигаться к европейскому уровню. Мариинский театр уже в лидерах. Съехал с мертвой точки Большой театр. Стало больше хороших гастролеров. Но проблем все равно больше. Цены растут, публики не прибавляется. Публика доверчива, не распознает качества. Ловкачи этим пользуются. Процветают всякие петровы и казарновские. Политики необразованны, а спонсоры ориентируются на политиков. В высших культурных инстанциях тоже не хватает вменяемости - поручили Госоркестр бездарному Горенштейну, позволили скрипачу Спивакову создать новый оркестр, при этом разорив РНО?
Ваше отношение к нынешнему фестивальному «буму». Это новая форма концертной жизни?
Этот бум длится уже не первый год. Организовать фестиваль - значит создать событие, выделяющееся из потока. Обычный концерт, если в нем нет звезд, в потоке утонет. На фестиваль и денег достать проще. Конечно, было бы правильнее, если бы спонсоры постоянно поддерживали долгоиграющие проекты, например, лучшие коллективы или образовательные программы. Но требовать этого от них сложно, потому что такая деятельность менее наглядна. Мы же сами, журналисты, охотнее откликнемся на фестиваль.
В Вашем издании каждой жанровой областью — академическая музыка, шоу-бизнес, мюзиклы, музыкальный театр — занимается отдельный критик, или Вы совмещаете все в одном лице?
У нас в штате отдела всего четверо - двое по кино и кинобизнесу, один по театру и один по музыке, это я. Все остальные темы покрываются внештатными авторами. Я пишу только про академическую музыку и оперу, иногда про мюзикл. Про балет, про поп-рок и джаз не пишу - каждый должен разбираться в своей области. При этом я в курсе всех основных событий, заказываю и редактирую тексты, нахожу новости на любые темы.
Насколько в поле зрения попадает отечественная современная музыка?
Стараюсь писать про нее возможно чаще. Но опять же, про заметные события, которые могут претендовать на общекультурный смысл. Бессмысленно писать в газете про "Московскую осень" - чисто цеховой фестиваль. С другой стороны, я рецензирую диски и, не надеясь охватить все, беру только диски с современной музыкой, в том числе отечественной.
Вы ощущаете какое-то давление со стороны руководства? Существует ли сейчас «социальный заказ»?
Давление возникает, если газета, не посоветовавшись со своим журналистом, становится информационным партнером какого-либо организатора или спонсора. Беда, если главный редактор - любитель искусства, у него есть свои пристрастия или, еще хуже, друзья среди артистов. В газете "Ведомости" ничего этого, к счастью, нет. А социальный заказ существует везде, и он примерно одинаков в любой из "качественных газет", которых всего пять-шесть - надо откликаться на статусные события, потому что читателю интересно знать, что стоит за мероприятием, адресованным людям одного с ним круга. Иногда невнимание газеты к шумной акции тоже может быть формой отклика. Я все это учитываю, а в остальном сам выбираю себе темы. Оценки - всегда целиком на моей совести, они должны только быть аргументированы.
Соответствует ли современной практике курс музыкальной критики в музыкальных высших учебных заведениях?
В то время, когда учился я (в 80-е годы), текущая практика была еще другой. Теперь меня иногда приглашают в Консерваторию или Гнесинку выступить для студентов по газетной критике. Из этого я могу судить, что вузовские курсы стали учитывать новый опыт. Между тем, я иногда спрашиваю себя - почему почти не появляются новые авторы? Хорошего внештатника, чтоб был под рукой себе на замену, часто и не найдешь. Очевидно, для работы в этой сфере требуется то, чему музыковедов в вузах не учат - умение работать в оперативном режиме, навык сжатого изложения, ориентация в смежных областях. Музыковедов приучают к дотошности, полноте и, что важно, последовательности изложения. А тут нужна та же дотошность, при этом выборочная информация и нелинейное изложение. Уча газетной критике, стоило бы тренировать студентов так - устраивать прослушивание, потом сажать за компьютер и через два часа требовать готовую статью. Но для неподготовленного человека это стресс, голова потом до вечера будет отходить. А далеко не каждый готовит себя именно к этому поприщу и вряд ли захочет выкладываться ради второстепенного предмета, каким считается в вузе "музыкальная критика". Дело, конечно, не в вузовской подготовке: там надо освоить основные дисциплины. А все необходимое в нашем деле приобретается потом - слуховой опыт, материал для сравнений, контакты (кое-что можно, правда, и потерять - например, живой отклик души и репутацию). Но, возвращаясь к вузовским курсам, думаю, что их задача все же учить критическому мышлению в целом. Газетная критика - лишь одна из его форм.