Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Крейцерова интрига

Алексей Любимов и Александр Рудин с Брамсом и Бетховеном

Русский Телеграф / Среда 18 февраля 1998
Любимов и Рудин -- фигуры значимые сами по себе, причем как для почитателей классики, так и для любителей красивого эксперимента. А их соединение в пару грозит художественной интригой.
Оба всегда считались интеллектуалами, оба вызывали восхищение и ревность многих прочих из-за феноменальной техники. Оба практически непричастны академическому шоу-бизнесу больших залов и номенклатурных событий. Имена обоих в академическом контексте безусловны. Для многих они -- лучшие в своем жанре. И если Любимов славился то экспериментаторством, то пропагандой аутентизма, впрочем, неизменно кружа вокруг классики, то Рудин звания пионера-открывателя неизвестных музыкальных земель избежал. Его деятельность размеренней, с виду -- традиционней, хотя он играет и классику, и старинную музыку, и двадцатый век (в недавнем сольном концерте рудинский Хиндемит был захватывающим, как Бетховен, и даже по-шубертовски ясно-песенным). Он отличный виолончелист с органически безупречным владением инструментом и спокойным отношением к игре "не по тем".
От концерта Любимова -- Рудина, в афише которого -- исключительно классические композиторские имена (Брамс, Бетховен), было бы странно ожидать только стилистически выразительных трактовок и незатейливости концепции. Музыкальное исполнительство по-современному -- как эстетически оформленный спорт или по одряхлевшей романтической модели -- как самовыражение и того, и другого интересует мало. Играя Брамса и Бетховена, они остаются в рамках проверенного временем репертуара, но воспринятого через призму аутентизма: с его любовью к импровизационности и пристрастным вниманием ко всему, что в пределах традиционной исполнительской модели считается случайным, окраинным -- версии, переложению, вариации. В традиции аутентизма (шире -- историзма) исполнительство -- не самовыражение, а род знаточества. Которое и самим книжникам, и широкой публике доставляет эстетическое наслаждение.
Как версия, через которую одна эпоха понимает другую, прозвучали бетховенские Вариации ми бемоль мажор на темы из "Волшебной флейты" Моцарта -- лаконичные по форме, явно прикладные. Для музицирования. Летучий Моцарт в восприятии Бетховена оказывается приземистым и скупым. Аристократическое изящество игры становится своеобразным изяществом лапидарной схемы. Привычно могучим краскам в этом Бетховене не нашлось места. В исполнении Рудина и Любимова все было легкость, графичность линий и точность контраста.
Как версия прозвучала фа-минорная соната Брамса. В оригинале она -- альтовая. Хотя самое прочное место занимает в кларнетовом и скрипичном репертуаре. Авторская транскрипция для виолончели сделана в традициях времени, когда нотные издательства выполняли функцию нынешних фирм грамзаписи. В коммерческих целях издатели предпочитали продавать одно инструментальное сочинение с вариантными партиями. Так что виолончельная партия здесь -- ксерокс с альтовой. Сложнейший для виолончели регистр превращает исполнение драматичной, пластичной и интимной романтической сонаты в эквилибристику. Рудин чуть не упал во второй -- медленной, самой не виртуозной -- части сонаты. Он заботился о качестве звука -- чтобы утонченная, горестная мелодия "не альтила", но едва начав, споткнулся на фальшивой ноте. Потом выправился и элегантно прошел по натянутой, как проволока, напряженно и заторможено тянущейся музыке.
Еще одной -- и главной -- версией в концерте стала бетховенская Крейцерова соната в переложении для виолончели и фортепиано мастера редактирования и транскрибирования Карла Черни. В транскрипции, изданной в 1847 году в Вене, Черни чуть-чуть скорректировал партию скрипки, иначе на виолончели она казалась неисполняемой совершенно. Любимов и Рудин, сохранив пару деталей (виньеток, пассажей), которые показались им особенно удачными, вернулись к оригиналу. В отличие от Брамса, героизм исполнения неисполнимого здесь не ощущался вовсе. Виолончельный -- зеркальный -- образ популярной скрипичной музыки сохранил запал сверхъестественной виртуозности, очарование контрастных тем, движений, фактур и приобрел в благородстве. Краски казались приглушенными, но выразительными. Всякая трель, всякая прихотливая мелочь -- звучали.
Феерическое чувство ансамбля Любимова и Рудина оказывалось тем более небывалым, чем импровизационнее игрались ноты. Детали ритма -- крохотные люфты, со вкусом сделанные расширения и сжатия, суггестивная энергетика движения -- не разбивали форму, но делали ее целое построенным с ювелирной точностью и детективным напряжением. Так же внимательно и детально организовывался звуковой баланс.
На редкость точен в этот раз был Алексей Любимов. И так же, как за роялем, он был точен в замысле программы. Как всегда авторский умысел исполнителя был красив. Программа выстроилась по законам художества. Влюбленный в Моцарта Бетховен, очарованный Бетховеном Брамс, вдохновленный Бетховеном Черни. Пристрастные по отношению к случаю, к исторической мелочевке, к сохранившей дыхание архивной находке музыканты.
Подпись к фото: Алексей Любимов предпочитает списки оригиналам
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков