Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Пригвожденный к эталонной стойке

В память Георгия Свиридова Дмитрий Хворостовский и Михаил Аркадьев исполнили Малера и Свиридова

Русский Телеграф / Среда 22 апреля 1998
Строгая и стройная программа -- неписаный закон вечеров памяти. Но в данном случае под очертания простого правила удалось подставить красивый замысел. Сделать родственниками трагедийного Малера и хитроумного Свиридова -- ход выразительный и свежий, особенно с учетом того, что обаятельно простая мысль не лежала на поверхности.
Свиридова и Малера роднит поэтика поздних стилей. В одном случае -- позднего романтизма, ностальгически фиксированного на уплывающем прошлом. Утрированные формы, фигуры речи, взятые на дистанции, превращают стиль в собственное зазеркалье.
Что до Свиридова, почти все его творчество подобно позднему стилю -- рапсодийному потоку расхожих интонаций и забористых клише, между которыми вдруг обнаруживаются смысловые и стилистические зияния, выглядывает изнанка банальности. Впрочем, зазеркалье советской музыки Свиридов выстраивал почти что параллельно с ее зубодробительной историей, став для нее не послесловием, но оправданием. Если вспомнить, что и сама совмузыка -- своеобразный выворот традиций XIX века, то вся программа окажется изящной цепью послесловий. А пара "Малер плюс Свиридов" -- не диковатой, но естественной и осмысленной. В сопоставлении, как в творчестве обоих, есть даже скромная порция нешумной иронии.
Жаль одного -- в том, как вся эффектная по замыслу программа пелась и игралась, изящества и осмысленности было куда меньше. Раритетный на местной сцене малеровский цикл "Песни об умерших детях" (версия для голоса и фортепиано) -- тест для Хворостовского и для публики одновременно. Последняя внимала тихим песенкам не без труда -- бурный массовый бронхит между номерами свидетельствовал об умственном и эмоциональном напряжении аудитории, доходящем до критической точки. В то же время и Хворостовский свой сложнейший тест -- на чувство стиля, на периодически мерцающее в прессе звание наследника Фишера-Дискау, на тонкость интонации, благородство эмоции и ненавязчивый интеллектуализм -- сдал не без потерь и не на сто процентов. Главное, что не далось харизматическому обладателю красивого баритона, -- скрытая экспрессия, глубоко спрятанная в мелочах и простоте рисунка, просвечивающая в бесхитростной чистоте интонации. Оказалось, других средств, кроме неуместного форсирования звука, неуемно шумного дыхания и активной жестикуляции, для выражения внутренней экспрессии у Хворостовского нет. Экспрессия оказывается непоправимо внешней, разрушая строй и строгость цикла.
Преодолев сопротивление трудного немецкого материала, на Свиридове любимец публики должен был исправить не вполне благоприятное впечатление. Удалось отчасти. В фойе после концерта я услышала следующее мнение: "Вначале что-то у него куражу не хватило, потом -- лучше". Куражу в исполнении последнего свиридовского вокального цикла "Петербург" у Хворостовского действительно было много больше. До такой степени, что "Богоматерь в городе" допевать уже оказалось нечем. В мерно покачивающемся, монотонном финале цикла голос не звучал совсем. Вероятно, слишком много сил ушло на бодрую кобзонью стать первой кульминации цикла -- песни "Голос из хора" -- и нестеренковскую удаль второй -- песни "Пригвожден к трактирной стойке". Мощные прорывы в стереотипы советского вокального мастерства оказались выразительней, чем все старания ворожить простой и, согласно мнению многих, -- таинственной музыкой Свиридова. Всего несколькими гвоздями сам Хворостовский оказался пригвожден к трактирной стойке расхожего вокального стиля (в чем Михаил Аркадьев, игравший прозрачный текст с поистине бетховенским накалом страсти, ему помог). Двойное дно традиционного музыкального языка, если оно и есть (о чем захватывающая дискуссия еще не закрыта: кому слышится в Свиридове стихийный минимализм, кому -- наследие русских классиков, кому -- иронический неотрадиционализм, кому -- просто золотой песок в мутной воде советского стиля), здесь не прослушивалось вовсе.
Это не было бы так важно, если бы трактовки Хворостовского свиридовских вокальных сочинений не считались более чем авторитетными -- авторизованными. "Петербург", своеобразием подобный избушке на курьих ножках, звучал развернутым на Запад -- с русским духом, Русью пахнущим. Пропаганда певцом свиридовского творчества на мировой сцене (частые исполнения, запись цикла "Отчалившая Русь" на Philips Classic) делает трактовку эталонной. А жаль. Эта избушка в высшей степени поворотлива, и ее, пожалуй, еще можно развернуть в совершенно неожиданном направлении.

Современные русские композиторы: Георгий Свиридов
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков