Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Буря в пустыне

Ванесса Мэй в Кремле отплясывала канкан

Русский Телеграф / Среда 06 мая 1998
После этого попробуй скажи, что новая лондонская звезда Ванесса Мэй Ванакорн Николсон (на сцене -- уменьшительно Ванесса Мэй) не использует свой имидж веселой лолиточки-девочки. Она наивна и сексуальна, она задорно и грамотно помахивает бедрами и бегает через сцену, словно по школьному стадиону.
Редкий случай -- в Москву привезли абсолютно сегодняшнюю звезду. Даже не имеющую заслуг в далеком прошлом. И гастроли прошли успешно. Слово "классика" действует на широкую публику магически. И если вдруг она, не дай Бог, становится всем понятна -- успеха не миновать. В чем секрет Ванессы Мэй? В том, что у нее нет секретов. Какие могут быть секреты у ребенка в ситуации "стишок на стульчике"?! Помню свой детсадовский кайф, когда монструозная музработница по имени Муза Николаевна отобрала несколько талантливых детишек петь не во-поле-березку, а загадочное и заветное -- "Листья желтые над городом кружатся". Это был лучший утренник детского сада. Вероятно, впечатления пап и мам от нашего выступления схожи с моими впечатлениями от кремлевского шоу Ванессы Мэй. Это так трогательно, когда кроха копирует взрослые жесты и обожает взрослую музыку.
В ее имидже просвечивает трудная судьба и чудо преображения: была китайская девочка -- стала европейская звездочка. На деле -- ничего такого. Умная мама вывезла дочку из Сингапура (а вовсе не из Вьетнама какого-нибудь), когда той было три года. Теперь Ванесса -- типичная лондонская тинка. Совершенно бесполезно приставать к ней с расспросами, есть ли у нее любимые композиторы или поп-исполнители. Она любит все -- мороженое крем-брюле и побеги молодого бамбука, Паганини и Брамса, персонажей из клана Джексонов и Сантану, Нью-Йорк, Москву, Гонконг и Лондон, заниматься на скрипке и погулять, фанк и вальс, диско и ноктюрны.
Этот здоровый тинейджерский бульон в ее голове грамотный менеджмент выдает за кросскультуральную, мультистилистическую эстетику проекта. Непонятливым Ванесса объясняет: "Я люблю и поп, и классику". Ясное дело. Она на все говорит "enjoy!" "Инджой-инджой-инджой" пузырится и чавкает у нее во рту, как сладкая (с ксилитом) фруктовая жвачка (так же забавно и полезно, как эта ваша классика).
В Москве Ванесса Мэй сперва для верности припала к памятнику Чайковскому, напомнив местных брачующихся, начинающих с огня и неизвестного солдата. Но здесь, конечно же, другой случай. Там -- неизвестно кто и неизвестно кому (зачем, понятно -- ритуалы). Тут звезда с звездою говорит. О своем, о девичьем. Может, о любви к Майклу Джексону, квартетам Чайковского или про свои ориентальные корни и про то, что пока еще нет бойфрэнда. В целом -- чтоб задобрить местного Перуна.
Легендарный конкурс Чайковского ее мало интересует. Во-первых, она уже имеет ангажементы, во-вторых, количество азиатских обожателей европейской классики, большинство которых играет ее ровно так же, как наша девочка (чисто, мягко, весело и безмозгло), на конкурсе и без нее выходит за рамки всяческой статистики.
Заговор подействовал: зал КДС был полон (нонсенс -- спрашивали лишние билеты), и публика уже без пятнадцати семь уселась на свои места. Сидеть перед пустой сценой пришлось ровно час. Перед заполненной музыкантами -- еще два. Из них минут сорок Ванесса Мэй играла, двадцать -- настраивала свои скрипки (1761 года по прозвищу "Гизмо" и электрическую "Зета") и час тарахтела по-английски без умолку. Большая часть публики ни слова не понимала, но добрую объяснялочью интонацию чувствовала. Лучшее шоу -- когда она объясняет, какая красивая музыка эти крейслеровские миниатюры Liebeslied и Schoen Rosmarin, какая это замечательная поп-музыка. Когда играет -- уже не так интересно. Не имея ничего против обработок классики, исполнения необработанной классики на поп-сцене и покачивания бедрами под Вариации Паганини (куда без него), я ждала от этого шоу лучшего качества. Простецкие аранжировки в живом виде совсем скучны, звук кашеобразный, мизансцены незатейливы. В шоу чересчур много фонограммы и слишком мало динамики, чтобы высидеть два часа (при всем декларируемом модном разнообразии стилей). Она отыграла все свои девичьи хиты -- "Токкату и фугу" (по мотивам Баха), "Bach Street Prelude" (шедевр ванессиного аранжировщика Алана Хилла, больше известного по работе с Селин Дион), задушевную "Happy Valley" (с ней Ванесса стала единственной китаянкой, выступавшей на церемонии воссоединения Китая с Гонконгом) и, понятно, "I Feel Love" Доны Саммер. Здесь она поет -- тоненько и ласково. Когда же, объявив последнюю композицию, она запилила энергичную "Бурю" (адаптированный перевод Вивальди и, судя по клипу, -- песня молодежного протеста), я испугалась за бисы. Их-то и не осталось. Но Ванесса повторила на бис забористый канкан, а танцовщики в футбольной форме бегали по залу, предлагая пританцовывать. Пафос был -- делаем что хотим. Хотим -- Чайковского играем, Паганини и Крейслера, хотим -- Дону Саммер. В этом и состоит наша редкостная свобода, наша подрывная деятельность в отношении штампов. Переиграть все штампы мира -- видимо, и значит их победить. "Если бы я не была музыкантом, я стала бы ветеринаром. Очень люблю животных". О шлягерах всех континентов и эпох Ванесса Мэй заботится, как о четырех своих собачках.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков