Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Все мы немножко окатыши

Центровой фестиваль камерного искусства на краю Карелии

Русский Телеграф / Вторник 18 августа 1998
Окатыш -- это такой комочек ржавчины размером с лесной орех, продукция горно-обогатительного комбината (ГОКа), которому карельский городок Костомукша обязан всем. Эффектным рождением и тревожным существованием. Судя по смелому заявлению экскурсовода, звучащему следующим образом: "ГОК -- это наш (в смысле, города) отец, а мы (в смысле, город) -- его мать", здесь одно, как бы это помягче выразиться, кровосмесительство сплошное. Однако и много трогательного. Трогательны непачкающиеся финские пятиэтажки в лесах (в ботаническом смысле этого слова). Трогательны ржавые орешки. Продукция завода (или, может быть, продукт жизнедеятельности города). Горожане (костомукшане и костомукшанки) испытывают к окатышам необъяснимо-теплое, трепетное, взаправду материнское чувство. Россыпи окатышей -- островки теплоты и человечности среди несчастного карельского пейзажа, на краю земли, где пасмурная монотония тайги и озера, серые на вид, но с оранжевой железной водой кажутся где-то случайно забытыми и кем-то навсегда потерянными. И где, рассказывают, тоже было лето, только те, кто рассказывает, одновременно сетуют, что в тот день были на работе.
Раз в год в июле в эти тесные взаимоотношения города и шариков железной руды вторгается фестиваль камерного искусства (преимущественно музыкального). И насыщенная родственными переживаниями замкнутая жизнь, в 20 часах езды на поезде от Питера, приобретает яркость и амбициозность. Предание гласит: "Давным-давно через Костомукшу добирались звезды Мариинки домой после выступления на известном фестивале в финском городке Кухмо. Остановились. Были пропарены в жгучей бане, были омыты в холодном озере и накормлены толстой, розовой форелью. Расчувствовавшись, они выступили в стоящем посреди городка красивом концертном зале". Так началась история здешнего фестиваля. В этом году он проводился в одиннадцатый раз. За некоторыми из фестивальных проведений тянется шлейф славы, в обеих столицах вспоминают о них с трепетом. А за фестивалем в целом -- ореол европейского качества или, скорее, аромат структурного подобия: маленькое местечко, красоты природы, высокий уровень программ, упоительно тесное общение всех со всеми, а также возбужденная банно-прачечная и меланхолическая ягодно-грибная формы проведения досуга. Такой манер очень даже принят в европейском фестивальном движении.
Но сегодня ореолы и ароматы уже пленяют не до слепоты с глухотой вперемежку. Теоретически или практически, но мы можем ездить и в Европу, приобщаясь к оригиналу. А посему уровень местных фестивальных программ буквально напрашивается на сравнение с пресловутым европейским. Но спорный в том, что касается художественных достоинств, осмысленности и энергетики, концерт оркестра народных инструментов им. Андреева вкупе с до тошноты бесспорными (ах, если б тут нашлось хотя бы о чем поспорить) выступлениями московского камерного театра Бориса Покровского со спектаклями "Бастьен и Бастьенна", "Директор театра" Моцарта и "Севильский цирюльник" Паизиелло, и первая часть выступления петрозаводского балета, изобразившего щемяще самодеятельный извод балетной классики, и выступления примы петрозаводской оперетты, и даже бойкий и душевный брасс-квинтет оставили тоскливейшее чувство угнетающей провинциальности. А это добрая половина программ.
Другая же половина делала фестиваль вполне достойным того, чтобы в следующем году организаторы договорились с близлежащим Кухмо (этот финский оазис камерной музыки существует не за счет железных окатышей, а за счет как раз своего ежегодного фестиваля) о партнерстве или хотя бы непротивлении: в этом году мероприятия проходили практически одновременно, и Кухмо перекрыл Костомукше всю рекламу. А теперь, говорят, собирающуюся в Кухмо нордическую публику будут возить в Костомукшу специальными автобусами.
Мировая суперзвезда, мощная и экстатическая Галина Горчакова (лучшее сопрано мира в 1994 году), спевшая несколько русских романсов и гораздо более убедительно -- несколько пуччиниевских арий, и Елена Миртова, очень корректная по отношению к материалу певица с вокалом не столь нюансированным, чтобы счесть его камерным, но и не столь звучным, чтобы счесть его большим, в концерте "Звезды Мариинки" придали фестивалю вполне изысканный вкус столичного качества. И бог с ним, с Граером Ханеданьяном в том же концерте, который раньше пел басом, а теперь поет тенором. И чье выступление может только послужить иллюстрацией к строке "дела давно минувших дней".
Спектакль питерского театра комедии им. Акимова по пьесе И. Бар-Иосифа "Трудные люди" (режиссер Татьяна Казакова) хотя и отдавал унынием уплывшего рубежа семидесятых-восьмидесятых, но был по-своему красив. А вышеупомянутый петрозаводский балет во второй части своего выступления показал не лишенного изобретательности и свежести "Петрушку" Стравинского (почему-то с приклеенным вступлением из музыки Вячеслава Артемова) в постановке бывшего (но недолго) главного балетмейстера театра Олега Игнатьева. Присутствующая пресса аж встрепенулась и начала кампанию по продвижению петрозаводского "Петрушки" в "Золотые маски".
Что до долгожданного вечера модного "Терем-квартета", любимца местной публики, то записные эстеты-остроумцы на домрах, баяне и контрабас-балалайке снискали, кажется, менее возбужденные овации, чем в прошлый свой приезд. Видимо, печать стопроцентной наработанности каждого жеста и каждой изюминки в партитуре (которая из них, собственно, вся и скроена, что вкусно) иногда все-таки неуловимо портит лицо.
Эффектно -- в амплуа "столичной штучки" -- представилась здесь нашумевшая в Москве и Питере программа экстравагантного пианиста Алексея Гориболя "Молот и Серп" (от "Аппассионаты" Бетховена до "Колыбельных" Исаака Дунаевского). Без Дмитрия Степановича она могла бы утратить слишком существенную долю трогательной суггестивности, но тут восхитительно сработала Ольга Кирьянова -- волшебное создание с тонким, лучезарным артистизмом и обворожительным голосом. Весь ее облик и даже матовый, густой тембр голоса погружали словно в сон в сороковые-пятидесятые.
Открытием фестиваля оказалась вчера еще студенческая вокальная группа "Римейк", делающая в своем жанре то же, что на другой территории творит "Терем-квартет" -- одновременно изысканные и уморительные шутки-парафразы. Молоденький "Римейк", певший на сцене, в поезде, в бане, у костра и по дороге на обед, снискал любовь столь абсолютную, что незапланированно остался и на заключительный гала-концерт. Так что все кончилось хорошо. Одаренные дети -- участники Летней музыкальной академии, проходящей в рамках фестиваля уже третий год, получили сертификаты и ценные советы от известных профессоров (здесь работали Наум Штаркман, руководитель фестиваля композитор Игорь Рогалев, Татьяна Либерова и другие, не менее авторитетные учителя). Костомукшане и костомукшанки получили разнообразные впечатления. В бане парили (особенно хорошо -- великолепный исполнительный директор феста Александр Коктомов), знаменитая атмосфера фестиваля присутствовала. Но вспоминая ту несчастную половину программ, которая оказалась практически провальной, а также разговоры в духе "не ругайте, для костомукшан и костомукшанок и это событие", все-таки понимаешь, что предприятие оказалось вдруг в острой ситуации выбора -- встать (руки в боки) в провинциальную позу и быть довольным перечнем больших имен не важно которой давности или же бороться за туманный ореол европейского качества, а для этого всего лишь точнее выстраивать программы, тщательно отсматривать-отслушивать кандидатов и определиться с концепцией "поздних концертов" (пока она кажется никакой, а могла бы быть изящной, демонстрируя цельность замысла). Это не мало, но и не так уж непосильно много. Однако ясно, что ситуация выбора всегда остра, а итоги непредсказуемы. Здесь-то самое время и место искренне пожелать фестивалю удачи.
Подписи к фото:
1) "Терем-квартет". Шутка юмора как высокое искусство
2) Как "Петрушка" за "Маской" полетел
3) Ольга Кирьянова. Спи, мой Дунаевский.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков