Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Ты найдешь меня в саду, если ты меня хочешь

"Рушащиеся новостройки" нарушили тишину спальных районов

Русский Телеграф / Среда 17 сентября 1997
Вслед малопристойным гульбищам юбилея столицы Гете-институт дослал красивый, вменяемый, в меру тонкий и в меру доступный, в меру гражданственный и в меру лирический проект "Жизнь в спальных районах". В него вошли изящная архитектурная выставка "Стратегия реконструкции районов крупнопанельной застройки", конференция "Вопросы социального и культурного развития районов крупнопанельной застройки", серия кинопоказов "Балконное кино", аудио-визуальная инсталляция Глеба Гамазина, а также то, что с полным основанием можно именовать Событием, сравнимым с появлением Pink Floyd в 86 году или Sonic Youth в 89-м, -- гастроли культовой немецкой шумовой группы Einstuerzende Neubauten ("Рушащиеся новостройки"), значимой в контексте современного акционального искусства едва ли не больше, чем в поле поп-рок-культуры.
Гете-институт поделился актуальным -- чуткостью к периферии. Элегантный постмодернистский жест особенно красив тем, что Берлин -- единственная из европейских столиц, имеющая сходные с московскими проблемы. И там и здесь никто достоверно не знает, что будет с домами в "спальных районах" даже завтрашним утром. И там и здесь, в отличие от прочих столичных мегаполисов, монструозные нагромождения монотонных построек населены не "деклассированными элементами", но обыкновенными гражданами.
Выставка покорила вниманием ко всякой детали и трещине, а также эффектной концепцией организации пространства: достаточно одного внятного архитектурного акцента, "включающего" некую социальную функцию, чтобы преодолеть эстетическую аморфность и функциональную вялость места. Конференция одарила идеями превращения района "спального" в реально обитаемый (распространение информации, корпоративный дух, выразительные культурные и социальные акции). Акция "Балконное кино" (снова мотив периферии, уже на локальном "квартирном" уровне) оказалась трогательно знакомой, вызывающей курортно-пионерлагерные ассоциации: несколько лет в берлинском районе Марцан показывают кино во дворах, и публика наблюдает его с балконов. Перенесите кино под открытым небом с периферии курортного воспоминания в центр обыденной реальности, и последняя засверкает такими красками, какими сверкают новостройки в рамках аудио-визуальных инсталляций Глеба Гамазина. Его художественные идеи актуальны: "посредством инсталляции мы общаемся с городом, а город -- с нами. Как во сне, все становится одновременно и реальным и ирреальным: мысли, лица, музыка, слова, звуки и шумы, воспоминания и фантазии".
Как во сне. Лица, шумы, мысли. Жизнь в спальном районе начинается с бездарного сна в метро. В любое время суток здесь спят. Стоит поезду выйти за пределы кольцевой ветки, здесь отключаются, уходят в бессознательное. Монотония клочковатых пространств отвечает клочковатому, дремлющему сознанию. В такт разрушению новостройки тихо осыпаются конструкции сознания -- ценности, мифология. идеология, стереотипы. Если Гамазин занимается внешностью пространства, то уникальная стратегия Einsturzende Neubauten -- осознание именно себя, переживание именно собственного опыта как разрушающейся, ускользающей новостройки.
Группа, имеющая больше отношения к инструментальному театру Кейджа, драматическому театру Брехта (песни в представлении Neubauten воспринимаются подобно зонгам Курта Вайля -- как вставные, отстраняющие номера), кабареточной эстетике времен Третьего рейха, напряженно интеллектуальным электронным опусам Клауса Шульце, прописана по ведомству рока. Ее творчество можно интерпретировать с одной стороны, как рок-музыку, ломающую границы жанра (песни без вызывающих рев аудитории эффектных концовок, резкие разрывы логики шоу), с другой стороны -- как перформанс, использующий рок-музыкальные формы как элемент языка. Так же -- как элемент языка -- Neubauten используют механизмы (от пескоструйного аппарата до самодельных конструкций из подзвученного хлама с генератором), железо, пружины и прочие осколки постиндустриальной цивилизации (фирменный вой солиста тоже больше похож на звук машины, чем на что-то человеческое). Шум и визг с предельно расширенным диапазоном частот (сверхвысоких и сверхнизких), идеально выстроенная форма, плотная, предельно разработанная фактура, драйв и холод -- искуссно смоделированная, проживаемая и одновременно наблюдаемая со стороны форма разрушения. Без разрушительного пафоса.
Neubauten конструируют обрушивающееся пространство (сознания, новостройки, культуры) с невероятной злостью и удивительным эстетством. Детская игра "взять железо и долбить по нему до одурения", проигрываемая с таким умом, красотой, остервенелостью и болью, -- уже отнюдь не детское занятие. В котором сквозь создаваемую форму просвечивает несвойственный ей смысл. Партитурно обрушивается гравий, музыкально плавится резина, строго по нотам формируется невыносимый грохот, но чувствуешь -- это самая тихая, сдержанная и горькая песня о любви. Напротив, слушая лучшую в стиле industrial -- полную горечи и утонченности -- песню о любви (см. заголовок), слышишь нестерпимый визг и вой новостройки. Высокочастотный шум одиночества (актуальная категория почти для каждого из нас) -- объект исследования.
Название дает себя знать: после одного из ранних концертов в Западном Берлине (где все начиналось) рухнул только что построенный Центр Немецкого Конгресса, в Москве же новое здание на Мичуринском проспекте обрушилось еще до их приезда.
Творчество Neubauten посвящено темам "современного всеобщего крушения и экстремальных психологических состояний, таких, как любовь и депрессия". Истоки мировоззрения группы -- в дадаистическом движении "Гениальные дилетанты" 70-х--80-х, а теоретические основания музыки -- в идеях Джона Кейджа. С 1987 года группа участвует в театральных постановках. Сотрудничала с композитором Хайнером Мюллером Швабом. Солист группы Бликса Баргельд спел оперные арии Гамлета и Фауста (комбинация самого радикального эксперимента с самой традиционной культурной практикой -- прием, создающий революционный стиль группы). Список ее партнеров велик и относится к разным областям искусства: от японской группы танцоров буто "Баякоши" до Брюссельского симфонического оркестра. Музыкальный критик Клаус Мэк назвал свою книгу о них так -- "Einstuerzende Neubauten: слушайте с болью".
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков