Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Земляничные поляны навсегда

Композиторская конференция "Страсти по поставангарду"

Русский Телеграф / Среда 03 декабря 1997
Свежее правило фестиваля "Московская осень" приглашать маститого западного композитора на роль свадебного генерала в этом году обернулось композиторской конференцией, где вместо одного высокого гостя действовала сборная в разной степени легендарных персон. Том Джонсон, Фредерик Ржевски, Элвин Люсиер, Майкл Финнисси, Ласло Шари -- авторы, составившие идейную конкуренцию европейским авангардистам, но так и не занявшие подобного статусного положения. Эстетика, в которой эти фигуры являются знаковыми, не предполагает председателей и богов. Сколько ни называй Тома Джонсона одним из отцов классического американского минимализма или Элвина Люсиера первым гением искусства электроакустики, каждый из них -- председатель сам себе. Бог в своей частной лавочке. Возможность очароваться божественно частным существованием идей в музыке и музыки в контексте искусства и времяпрепровождения -- главное достижение отгремевших "Страстей". Внимательный слушатель композиторских монологов легко мог заметить: единственное, что дает повод к созданию красивого цикла, в котором участники так же художественны, как их произведения, -- принципиальное нежелание поставангардистов заниматься некогда важными вещами. "Меня не интересует..." -- вскользь замечал каждый из именитых докладчиков. Но именно эти пункты оказывались особенно важными.
Виктора Екимовского, как известно, не интересует эстетическое и стилистическое единство списка его сочинений. Его "Стансы" составили хорошую пару математически сухим "Восьми моделям" Тома Джонсона, "Бранденбургский концерт" -- мягкому стилистическому космизму Майкла Финнисси, "Баллетто", без которого не обходится ни один уважающий себя российский фестиваль, -- инструментальному театру Ливиу Данчану. Ласло Шари, сочинения которого то удивляют талантливым ученичеством у Тома Джонсона, то умиляют восточноевропейской свежестью, почти наивностью колорита, не интересуют проблемы индивидуального стиля. "Маска -- единственный способ преодолеть ограниченность индивидуальности". Тома Джонсона не интересуют форма, содержание произведения и характер исполнения. "Главное -- считать без ошибок".
Англичанина Майкла Финнисси мало интересует область профессиональной музыки. Огромную часть своего времени он проводит в обществах меломанов, которые не умеют читать ноты, и в высшей степени профессионально создает нежные, словно скользящие по слуху музыкальные тексты. В них профессионалы и непрофессионалы играют вместе, а их роли (так же как ультрасовременная диссонансная ткань и напевы ирландской республиканской армии) не находятся в соподчинении.
Элвина Люсиера не интересуют ни звуковой универсум, звучащий у композитора в голове, ни результаты его фиксации. Больше того, мастера электроакустики мало интересуют новаторские технологии. Наиграв на рояле "Земляничные поляны" и записав наигрыш на магнитную ленту, Люсиер опускает динамик в заварочный чайник. Его интересует работа звука в пространстве (зала или в данном случае -- чайника) и строчка из песни -- "ничто не есть реальность". В контексте поставангардистской конференции сочинение 1970 года звучит гимнически. Пустотные по смыслу и прозрачные по звучанию создания Люсиера не кажутся ни глупым розыгрышем, ни умным экспериментом. "Нет идей, кроме тех, что сокрыты в предметах", -- манифестирует коллега Кейджа и группы Fluxus. Музыкальные тексты Элвина Люсиера -- это идеи-предметы, наблюдать за существованием которых интересно независимо от того, какого они года рождения и не повторяется ли автор ("Авторы нашего типа вынуждены повторяться"). Каждое создание Люсиера, будь то давнее I Am Sitting in the Room, сделавшее его знаменитым, или "Музыка" для фортепиано с осцилляторами 1990 года, -- в одинаковой степени предсказуемо и удивительно.
Дополняя Люсиера, Фредерик Ржевски заявляет: "Я не знаю, что я делаю". Знаменитого анархиста и левака не интересуют композиторские системы. В том числе минимализм, под знаменем которого Ржевски сочинял до середины 70-х. Хотя главное сочинение Ржевского Comming Together не прозвучало, за минималистский период хорошо представительствовало "Панургово стадо" (Париж, 1968 год), за "антисистемный" -- "Музицирование прерывистое и бесцельное" (1990). Если в эпоху бури и натиска Ржевскому удавалось вписывать в жесткую структурность минимализма левацкую энергетику и анархистские смыслы, превращать математику в рок-н-ролл, то сегодня он сочиняет музыкальные "романы" без начала, конца и причинно-следственных связей, но с тем же блюзовым ароматом. Добиваясь того, чтобы и слушатель произнес с удовольствием: "Я не знаю". Работа Ржевского оказывается результативной, надо отдать ему должное. Но роскошные, выделяющиеся из стройных минималистских рядов опусы 60--70-х мне все-таки ближе "романов сомнения", сделанных словно бы по учебнику о поставангарде.
Отдельным абзацем -- об исполнителях. Кажется, это первый случай за последние несколько лет, когда удалось в одном цикле собрать все действующие на поле современной музыки ансамбли. Для некоторых из них ("Студии новой музыки", оркестра "Амадеус", Ансамбля современной музыки Юрия Каспарова) опыт исполнения "минимальной" музыки -- редкий, если не первый. Особых успехов здесь ожидать вряд ли стоило, но и провалов не приключилось (достойнее прочих выступил АСМ). В любом случае, это хороший повод расширить репертуарные возможности. У ансамблей Марка Пекарского, "4.33" и "Новая студия" на поставангарде рука набита. Как участник ансамбля "4.33", от оценки исполнения "Панургова стада" Ржевского и "Свободного союза" Финнисси воздержусь. О прочем скажу только, что рост одних (глава "Новой студии" Александр Мороговский был одинаково внимателен и убедителен как в чисто инструментальном Люсиере, так и в литературно-музыкальном Джонсоне) слишком хорошо оттеняет увядание других. Ансамбль Пекарского удивляет последнее время исключительно прибаутками и эффектным инструментарием, но не исполнительскими достижениями.
Последнее соображение: куратору "Страстей" Виктору Екимовскому (в соавторстве с Томом Джонсоном и в сотрудничестве с главой "Осени" Олегом Галаховым) удалось, соблюдая корректность, уберечь "Осень" от возможных упреков в консерватизме -- с одной стороны, и предательской смене ориентации -- с другой. Что может быть лучше, чем ублажить поклонников актуального искусства, выделив им несколько полных дней, собрав все исполнительские силы, предоставив компанию заграничных кумиров для поклонения, два зала и буфет. Такой выход из ситуации выбора между охранительным пафосом и стремлением вжиться в мировой контекст представляется наилучшим. В результате авторский вечер Тихона Хренникова, последовавший через час после финала "Страстей по поставангарду", уже ни у кого не вызвал раздражения. И участники амбициозной конференции, которых Олег Галахов ласково окрестил "панурговым стадом", посетили его с удовольствием. Замечу, что в "Стаде" есть явный революционный подтекст. Не знаю, его ли имел в виду глава московского Союза композиторов.

Современные русские композиторы: Виктор Екимовский
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков