Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Оптимистическая трагедия

Этим концертом федосеевский Большой симфонический оркестр (БСО им. Чайковского) завершил вчера сезонный абонемент "Венская музыка на рубеже веков. Бетховен -- Малер", содержавший немало значительных и хорошо подготовленных программ. Шестая Малера более чем удалась.

Известия / Четверг 31 мая 2001
Все очень просто: в музыкальном искусстве есть ценности, казалось бы, очевидные и обязательные -- однако далеко не всем музыкантам удается обеспечить их наличие, и далеко не всем слушателям удается их правильно услышать. Одна из таких вещей -- качество звучания оркестра. Если европейская цивилизация, глубоко кризисная по сравнению с мудрыми культурами древности или Востока, чего-то и достигла за немногие века своего существования, то как раз этого -- вряд ли на свете есть что-то более красивое, чем тутти симфонического оркестра, в котором все слои, просвечивая, подобно масляным краскам, друг сквозь друга, дрожат и вибрируют, не ведая грубости и натуги. Но часто ли приходится услышать такое тутти на деле?
Сыграв последние звуки Шестой Малера, музыканты БСО продолжали сидеть на сцене собранные и спокойные. Из публики не раздалось истерических воплей восторга: были теплые, прочувствованные, благодарные аплодисменты. Именно такой прием заслужил Владимир Федосеев за свой виртуозный труд.
Между тем самые первые такты марша, которым открывалась симфония, могли и разочаровать -- басам не хватало ярости, медным -- обреченности; не хватало того Малера, которого мы привыкли слушать у европейских дирижеров. Но вскоре стало ясно, что Федосеев слышит Шестую симфонию, которую сам автор назвал "Трагической", с другой стороны. В "Трагической" симфонии есть "я" и "мир"; дружить им трудно, и об этом в четырех частях подробно повествует композитор. Дирижер и слушатель обычно отождествляются с "я", с этой позиции и смотрят на "мир" -- рождается трагическое мировосприятие. Федосеев отождествил себя с "миром", который покоен, красив и совсем не так уж хочет расправиться с этим несчастным "я", как тому представляется.
Такого Малера мы еще не слышали. Причина, видимо, в том, что начался XXI век.
Слушатель XX века обязан был на Малере содрогаться, разделяя с героем его симфонических полотен бесконечное одиночество. Федосеев, светлая душа, не побоялся рассказать нам о том, что объективный ход вещей, суровый и надличностный, имеет свою восхитительную логику и было бы несправедливо видеть в нем лишь причину терзаний личности. Снегурочка растаяла, но солнце светит и мир стоит на ногах. Через Пятую симфонию Чайковского марширует неумолимая судьба, но кончается симфония мажором. У Малера в Шестой чуть не так: кода финала хоронит все прекрасное, но до тех пор музыка живописует ослепительную красоту мира. Федосеев провел Шестую без экзистенциального максимализма -- мудро, взвешенно, спокойно, увлеченно, радостно и серьезно. И что важно -- структурные качества симфонии стали только более выпуклыми: чувство формы, выстроенность общего плана, распределенность кульминаций -- все было сделано настолько идеально, что сами собой отпали столь часто предъявляемые к Малеру претензии по части несообразностей и длиннот.
Малер -- венский композитор, Федосеев -- венский дирижер, прекрасно знающий местные традиции. Славянская музыка -- часть венской традиции. Славянский подход Федосеева оказался очень верным по отношению к Малеру. А случаев выслушать Малера с остекленело трагическими глазами у нас еще будет предостаточно.
Сейчас БСО, несомненно, лучший московский оркестр, записывает Малера на диски -- выйдут Первая, Пятая и Шестая. Тем временем на полке уже стоит весь Малер с Евгением Светлановым; то была последняя совместная победа Светланова с Госоркестром. Трудно предпочесть федосеевскую интерпретацию светлановской или наоборот. Одно из различий: светлановский Малер -- если не итог жизни, то факт позднего стиля, одна из последних высот большого художника. Федосеев -- весь в динамике. Ему не надоело развиваться, меняться, искать, находить и двигаться дальше. А значит, и нас ждет еще много неожиданного. Все очень просто.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков