Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

С бала на корабль

"Бал-маскарад" Верди, повествующий о несчастной любви и смерти то ли шведского короля, то ли британского графа в Америке, оказался версией вагнеровского "Летучего голландца".

Известия / Вторник 15 мая 2001
В финале оперы бедный граф, пронзенный кинжалом ослепленного ревностью друга, находит в себе силы, чтобы подняться на ноги, в последний раз напрячь свой тенор и простереть руки в глубь сцены, где как раз появляется трепещущий парусами корабль, готовый отправиться в уже ненужный на данный момент рейс. Кровь пролита, любимая рыдает, убийца, свершивший свое черное дело, прощен убитым, и по какую сторону океана ему придется в раскаянии доживать свои дни, не имеет особого значения. Верди в свое время намучился с оперой: цензоры заставили его превратить блестящего шведского короля в легкомысленного английского командировочного, но суть драмы не поменялась: земной человек уязвим, и самая прекрасная из его слабостей, любовь, способна привести к тому, что друг станет врагом. К теме морских путешествий все это имеет отдаленное отношение; корабли, на фоне которых течет действие, -- лишь иллюзия того, что от судьбы можно уплыть: ход жизни предначертан, о чем знает только колдунья, которую беспечный главный герой не держит за настоящую.
Однако, по всей вероятности, корабли, приплывшие в вердиевский сюжет с неуместными вагнеровскими ассоциациями, -- лишь следствие того, что маститый итальянский художник Эцио Фриджерио, по эскизам которого сделаны декорации, не мог видеть мариинскую постановку "Летучего голландца" в оформлении Георгия Цыпина (очертания трюма в разрезе в обеих постановках практически одинаковы), а постановщик спектакля Андрей Кончаловский, знающий Цыпина по работе над оперой "Война и мир", отнесся к возникшей путанице с легкомыслием, достойным шведско-бостонского правителя. Стиль художника Фриджерио, мастерски выдержанный в итальянской живописной традиции Висконти--Дзефирелли, конечно, отличается от американизированного конструктивизма Цыпина -- но режиссура Кончаловского не отличается ничем и ни от чего. Удачно решена сцена прощания лирических героев в финале, где бальная толпа стоит к ним спиной, созерцая пантомиму. В остальном персонажи прохаживаются, поют и вскидывают руки, и это лучшее, что придумал постановщик: плоды его более изощренной фантазии вроде суетящегося карлика, мальчика, объезжающего лошадку, или лысого идиота, висящего на веревке (привет от Михаила Шемякина и Антона Адасинского), выглядят не более чем попытками развлечь публику во время исполнения скучных арий.
Арии в "Бале-маскараде" Верди, равно как дуэты, ансамбли и хоры, между тем далеко не скучны. Но русские певцы, артисты Мариинского театра, как видно, становятся вердиевскими певцами с гораздо меньшим успехом, нежели вагнеровскими. Тенор Юрия Алексеева (граф Ричард) приятно звучит в среднем регистре, но верха у него систематически занижены, в широких кантиленных местах он спешит, а на большую арию у него просто не хватает сил. Драматическое сопрано Ирины Гордей (Амелия) обладает мощным и насыщенным форте, но это единственный оттенок, с которым она в ладу. Лирическо-колоратурное сопрано Ольги Трифоновой (паж) льется мило и легко, но без должной звонкости и остроты. Крепче других проявили себя темпераментная Марианна Тарасова (колдунья Ульрика) и баритон Сергей Мурзаев (друг-предатель Ренато), певец Большого театра, поющий в Мариинке уже не первую роль: он явно претендует на вакансию Николая Путилина, теперь редко появляющегося на родине. Живой и складно поющей парой оказались заговорщики (басы Илья Банник и Михаил Петренко). Но всех солистов перепел хор, тонкий, ясный и почти не расходящийся с оркестром.
Что касается оркестра, то в руках Валерия Гергиева он оправдал название "большой гитары", придуманное несправедливыми критиками Верди. "Бал-маскарад" не стал звездным часом руководителя Мариинки: при многих благих намерениях, как то: желание помогать певцам, стремление к точности ансамблей, осторожная сдержанность стиля -- Гергиев не нашел для оперы Верди упругого и мощного рисунка. Казалось, за пультом стоит не он, а кто-то из второго ряда дирижеров Мариинки. Гергиев будто сознательно запрятал свой могучий темперамент в чулан, и возможно, это следствие внутреннего поиска, но пока результатом стали формальный контакт с певцами, потеря энергии и стилистическая недосказанность.
Этот сезон в Мариинке -- рекордный по количеству новых оперных постановок ("Бал-маскарад" -- шестая из восьми), но, похоже, театр начал сам страдать от своей продуктивности: премьера не становится событием, а выглядит рядовым спектаклем.
ПОДПИСЬ: Вердиевская колдунья нашла пристанище в обломках рыбацкой шхуны
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков