Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Щелкая ножками

Главный театр столицы вступил в третье тысячелетие, предусмотрительно обзаведясь новым руководством. Первая премьера 2001 года, однако, была задумана еще при прежнем руководстве. Перемены в хозяйстве Большого совершаются не быстро и, хотя уже видны простым глазом, но еще не слышны простым ухом.

Известия / Вторник 09 января 2001
Любой человек, даже минимально причастный к искусству газетный рецензент, в глубине души верит в обещание лучшей жизни. Раньше поход на премьеру в Большой театр сопровождался чувством заведомой обреченности. Теперь оно сменилось надеждой -- может быть, не за горами то время, когда и эту сцену осенит дыхание настоящей оперы. Ведь есть же недалеко Мариинский театр, чей пример больше никем не ставится под сомнение.
Четыре вещи уже были из Мариинского театра: новый просвещенный пресс-секретарь; электронное табло с русским переводом текста над сценой; капитальный буклет про "Набукко" с установочной статьей, цитатами, иллюстрациями и биографиями; программки, в которых наконец-то значатся имена, а не инициалы участников. Все прочее пока осталось по-старому -- клакеры, спекулянты, вздувавшие цены до двух тысяч, бесцеремонный персонал, тычками выгоняющий иностранцев из лож ("у вас бокс файв, а зис из бокс тен!"), -- и музыка. Когда прямо в увертюре деревянные духовые разъехались с медными на полкилометра, с надеждами пришлось проститься.
И все же с ходу хоронить новую работу не хочется. Библейская опера Верди о порабощении евреев вавилонским царем Навуходоносором, никогда не шедшая в Большом, столь же великолепна своими блестящими ариями, мощными хорами и драматичными ансамблями, сколь и сложна для исполнения. Трудно представить себе любую мировую сцену, за исключением разве что "Метрополитен" и "Ла Скала", где "Набукко" не понес бы урона по вокальной части: Верди писал для таких певцов, каких сейчас просто нет в природе. Большой хотя бы попытался собрать на премьеру "Набукко" оптимальный состав. На партию неистовой Абигайль пригласили Людмилу Магомедову, которая не является солисткой Большого, но пела эту партию в Европе, а также не раз исполняла куски из нее в консерваторских концертах; у Магомедовой красивый средний регистр, умная фразировка и чувство стиля бельканто -- жаль, что в нижнем регистре ее сопрано не слышно за оркестром, а верхний ей приходится форсировать. В начале третьего акта певице хорошо удался дуэт с царем Набукко, где вдруг распелся Владимир Редькин; симптоматично, что в тех местах, где Набукко предстает тираном и богоборцем, Редькин был неярок и пустоват, -- но чуть только ему довелось превратиться в страдающего отца, как полился приятный баритон. Меццо Ирина Долженко спела жертвенную Фенену (кроме последней арии) ровнее других. С тенорами, как всегда, швах -- Виталию Таращенко не удалось извлечь из своего крепкого голоса ничего похожего на итальянский тембр. Бас Аскар Абдразаков в партии первосвященника Захарии казался осипшим. Тем не менее лучшего состава для "Набукко" ни в Большом, ни в его ближайших пределах нет. Певцов могли бы поддержать хор и оркестр -- но хор Большого театра звучал безупречно, когда пел полным составом в унисон (тема пленных евреев прошла на ура у публики), и терял точность, разбиваясь на группы, а оркестр под управлением Марка Эрмлера был инертен и не блистал слаженностью.
Сценограф Сергей Бархин, вернувшийся в театр после своего демонстративного ухода с Владимиром Васильевым, создал как бы современный образ -- вращающиеся стены с древними письменами, металлическую арматуру и контур Вавилонской башни вместо задника. Татьяна Бархина затянула ассирийцев в черную фундаменталистскую форму, евреев обрядила в светлые балахоны, а незаконную дочь царя Абигайль и ее приспешников пустила гулять в кожаных пальто. Режиссер Михаил Кисляров, балетмейстер по образованию, решил пластическую часть постановки хореографическими средствами. Библейские народы сражались, щелкая ножками, припадая на коленца и оттягивая носочки. Буфет работал во славу Верди, щедро подарившего ему три антракта.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков