Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Пастор за роялем

Хотя концерт не был персональным посвящением, а входил в цикл, посвященный великому пианисту и педагогу XX века, Любимов оправдал смысл посвящения вполне. Трудно было представить себе Нейгауза сидящим в зале и слушающем Скрябина и Прокофьева вперемежку с Сильвестровым и Уствольской. Но его ученик смог увязать воедино высокий пианизм, завещанный Нейгаузом, и близкий учителю просветительский пафос -- пусть в наши дни им присущи совсем другие интонации.

КоммерсантЪ / Вторник 22 апреля 1997
"Настоящий клавирабенд!" -- восхищенно сказал мне знакомый после концерта. Меломаны скептики, и такие характеристики раздают не всем и не всякий раз. Тем более ценно, что относились эти слова не к программе из Шопена или Рахманинова, а к сложному комплекту под названием "Русская фортепианная музыка XX века". При всем богатстве темы как таковой Любимов рассказал своей игрой о большем -- можно сказать, о музыкальной истории вообще.
Среди вещей, сыгранных им в этот вечер, были опусы и хорошо знакомые, и знакомые лишь узкому кругу публики, и знакомые в лучшем случае по названию.
К последним относится "Musica stricta" (1956) Андрея Волконского -- возможно, первый факт додекафонии в советской музыке и открытие пути, по которому пошли в дальнейшем Денисов и Шнитке. Додекафония русская -- с певучими секстами, чувственно подчеркнутыми Любимовым, "строгость", обозначенная в названии -- западная, ибо опирается на столь близкие Любимову (последователю Волконского) барочные формы.
Не менее строга Третья соната (1952) Галины Уствольской: кликушески экспрессивные повторения автор (в чем она сильна) нагнетает с оглядкой на честный контрапункт. Пианизм Любимова здесь принял на себя аскезу, словно подчеркивая церковные истоки -- полифонические и хоральные, то есть католические и протестантские -- этой жесткой, как сухой порошок, конструкции. Но когда насыпано достаточно ложек, музыка Уствольской доходит до рубежа структурного способа мыслить -- возникают остановки и провалы. И тогда становится понятно, что отсюда могла брать свое начало музыка Валентина Сильвестрова -- Вторая соната (1975) с ее зияющими черными дырами.
В отличие от Волконского, Сильвестров представляет ту линию русской музыки XX века, где важен не технологический, а парамузыкальный аспект -- и эта линия начата не кем иным, как Скрябиным. Черный аккорд, от повторения которого никак не может оторваться соната, -- скрябинских генов. И тут уже прямой резон играть позднего Скрябина.
В отсвете неконвенционального устройства программы часто играемые поздние опусы Скрябина и Прокофьева (каждый из этих композиторов подытоживал свое отделение) словно лишились эстрадных привилегий. Правда, должен сказать, что Скрябин в исполнении Любимова мне не нравится. Чтобы хорошо играть Скрябина, нужно быть пьющим, неврастеничным, с воспаленным воображением. А пасторский тон игры Любимова хоть и бежит сухости, но любые запрещенные средства отвергает начисто. Думаю, впрочем, что многие были счастливы услышать именно такие Пять прелюдий op. 74 и такую Девятую сонату.
Зато за Седьмую сонату Прокофьева можно было отдать полжизни. Можно заметить, что ритмика Волконского обязана прокофьевской, и можно лишь признать, что сам Прокофьев не обязан никому -- разве что немного Стравинскому. Мастер старинных и современных стилей, Любимов нашел для Прокофьева столько способов артикуляции, сколько их было у Баха или Куперена, и столько оттенков динамики, сколько их есть в сериализме Булеза. Еще удивительнее: Прокофьев оказался родным братом Уствольской в том, как его фактура стремилась к разрешению в чистые октавы, совсем как в ранней полифонии. Никогда еще не слышал таких чистых консонансов. А может быть, столь безупречно настроенного рояля. А может быть, и столь неожиданных созвучий в мыслях совсем разных композиторов.
Остается добавить, что большую часть программы (даже додекафонного Волконского) Любимов сыграл наизусть, не допустив ни единой помарки -- в том числе виртуозные "Piano Rag Music" Стравинского (колкости звучаний немного помешала романтическая акустика Малого зала) и финал Прокофьева. В прелюдии Дебюсси, сыгранной на бис, Любимов уже мог просто наслаждаться своей властью над благодарной паствой.
Клавирабенд Алексея Любимова потому и оказался настоящим клавирабендом, что суть его замысла представала не в сочетании произведений, пусть и нетрадиционном, а раскрылась в самой игре. И в этом, спустя многие годы, он оказался ближе к Нейгаузу, чем тогда, когда был его учеником.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков