Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Маэстро урезал траурный марш

В Большом зале консерватории состоялся концерт Государственного академического симфонического оркестра под управлением Евгения Светланова. Были исполнены симфонические фрагменты из опер Рихарда Вагнера. Дирижировал Валерий Гергиев. В концерте приняла участие солистка Мариинской оперы Евгения Целовальник (сопрано). Концерт прошел с аншлагом, были заполнены не только сидячие места, но и все проходы; даже в партере слушатели стояли вдоль стен. Успех вполне соответствовал репутации петербургского дирижера, заслужившего в прошлом году приз The Classical Music Award как лучший дирижер года.

КоммерсантЪ / Пятница 03 февраля 1995
На пути московского слушателя к Вагнеру слишком много препятствий: для наших оперных сил его грандиозные создания пока еще неподъемный труд. Существуют, правда, превосходные записи, но не каждому дано их осилить. Зато с симфоническими фрагментами из опер Вагнера наверняка знаком любой слушатель -- даже тот, кому либо не приходилось слушать опер Вагнера полностью, либо он просто не отважился на это.
Нельзя сказать, что отдельные фрагменты вычленяются из тягучей, пронизанной сквозным развитием материи вагнеровских музыкальных драм так же легко, как романс Радамеса из оперы Верди "Аида". Даже такой, казалось бы, ударный номер, как "Полет валькирий" (забегая вперед, скажем, что именно он бисировался по настоятельному требованию публики), в опере представляет собой сцену с вокальными партиями, естественно переводящую к дальнейшим событиям картины: легче дело обстоит с увертюрами или антрактами. Всего же на концертной сцене давно укрепилось полтора-два десятка фрагментов, и виднейшие дирижеры мира считают своим долгом принять в их исполнении участие.
Что касается Валерия Гергиева, завоевавшего славу прежде всего именно на поприще оперы, исполнение подобной программы стало, быть может, единственным способом проявить себя в Москве хотя бы отчасти в другом жанре. В этом можно прочесть и некоторый упрек столице, которая, будучи лишена настоящей оперы, не может предложить выдающемуся оперному дирижеру ничего иного, нежели вариант "концертного исполнения". Если это так, то нельзя не признать, что упрек справедлив.
В первом отделении были исполнены увертюра к "Риенци", ранней опере, написанной не без влияния пышного французского стиля и его короля, Джакомо Мейербера, затем -- вступление к "Парсифалю", наоборот -- последнему, полному сумрачной мистики творению Вагнера. За ними последовало лирическое и красочное "Путешествие Зигфрида по Рейну" из "Гибели богов" и, наконец, стремительный антракт из "Лоэнгрина". Во второй части концерта Валерий Гергиев, не оставив публику без "Полета валькирий" (из "Валькирии"), развернул кульминацию в Траурном марше из "Гибели богов" и закончил финальной сценой из той же оперы -- единственным фрагментом неконцертного характера, зато создающим представление о поэтическо-музыкальной структуре вагнеровской сцены.
В последнем пункте программы участвовала певица Евгения Целовальник; ее ансамбль с дирижером был безупречен, хотя голосовой мощи, необходимой для исполнительницы партии Брунгильды, певице часто не хватало. Из последнего замечания читатель сможет понять, что оркестр звучал весьма громко. Разумеется, это не единственное, чего удалось добиться дирижеру от музыкантов -- во всех номерах программы исполнение отличалось четкостью вступлений; властный и энергичный жест Гергиева, управлявшего оркестром без палочки, не оставлял никаких сомнений относительно темпов, динамики и слышания формы в целом. Особые слова можно отнести к вступлению из "Парсифаля" -- здесь темпы были мистически замедлены, паузы эффектно глубоки, фразы "произнесены" ясно и выразительно. Однако в остальных пьесах оркестр звучал хотя и громко, но досадно плоско. Струнные были блеклыми и необъемными, ударные -- чересчур сухими и прямолинейными. Деревянные звучали лучше, зато медные, на которые легла основная нагрузка, -- откровенно форсированно и жестко. Целостный организм оркестра распался на отдельные группы, каждая из который старалась до седьмого пота, но -- каждая за себя. Не прибавляли оптимизма и шероховатости в переходах, когда одна группа должна плавно подхватывать мысль, начатую другой. Печальнее всего было то, что хлесткий и агрессивный тамбурмажорский метод исполнения свел на нет разницу между отдельными произведениями. Все словно подчинялось единственному принципу "Маэстро, урежьте марш!", и фрагменты, например, из "Риенци" и "Гибели богов" казались частями из одной трескучей оперы -- хотя некоторая стилистическая разница между ними все же есть. Стало уже банальным упоминать, что траурная музыка по убитому Зигфриду когда-то была официальной пьесой, сопровождавшей похороны высших чинов гитлеровской армии. Но даже для этой цели описанное исполнение не подошло бы -- оркестр напоминал роту некормленных новобранцев, изображающую в массовке мощную тевтонскую армию.
И все же нам кажется несправедливым выносить подобное суждение о "светлановском" оркестре в качестве окончательного. Не так давно этот коллектив продемонстрировал прекрасный объемный звук и сбалансированное звучание -- когда Арнольд Кац давал рахманиновскую программу. Он смог добиться от оркестра лучшего, на что способны музыканты. Гергиев беспощадно вывел нас за предел их возможностей.
С другой стороны, конечно, Вагнер -- не Рахманинов, и настоящих оркестровых традиций исполнения вагнеровской музыки у нас нет. Настоящего знания Вагнера слушателями, а значит, традиций его восприятия -- тоже. "Вагнерианство" стало достоянием интеллектуалов, но и среди них уже не селится дух причастности великому, непомерному, способному изменить дыхание эпохи гению -- как это было в России в начале нашего века. Иначе не объяснить творческих мотивов, которыми руководствовался выдающийся оперный дирижер наших дней Валерий Гергиев.

Весь Вагнер -- Memento mori! современному искусству. Нигде так не слышно это праведное Memento, как в России, потому что нигде не было столь великих бегунов от современного искусства, как в России: бежали у нас Гоголь, Достоевский, Лев Толстой, "скрывался и таил" Тютчев, бредил последним поэтом Баратынский, возвещал о конце литературы Мережковский, ушел А. Добролюбов, облекается в гносеологическую броню и сжимает себя в методологические тиски Андрей Белый -- и у всех, больших и малых, одно "потому что": потому что слышат это праведное Memento! и лучше им молчать, онеметь, "таить и скрываться", чем быть радугой, не из чистых вод ключа вертоградного воссиявшей. Сергей Дурылин. Вагнеръ и Россия. "Мусагет" MCMXIII
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков