Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Рахманинов хорош и по-германски, и по-американски

В двух ведущих концертных залах Москвы прошли концерты Государственного академического симфонического оркестра под управлением Евгения Светланова. Были исполнены произведения Сергея Васильевича Рахманинова. Дирижировал Арнольд Кац. В качестве солиста выступил Николай Петров (фортепиано). Концерты, в которых также приняли участие Государственный академический русский хор им. А. В. Свешникова (худ.рук. -- Евгений Тытянко), солисты Надежда Красная (сопрано), Абдул Мукманов (тенор) и Виктор Параскева (бас), прошли 23 января в зале имени Чайковского и 24-го в Большом зале Консерватории. На последнем побывал обозреватель ПЕТР ПОСПЕЛОВ, ставший свидетелем наплыва публики и успеха музыкантов.

КоммерсантЪ / Четверг 26 января 1995
Оба концерта являются частью традиционных абонементов -- как показал прошедший сезон, все еще очень устойчивого по посещаемости раздела концертной жизни столицы. Один из них (в зале Чайковского) -- сборный и называется просто "Музыкальные шедевры", в другом (в БЗК) Николай Петров исполняет вразбивку все произведения Рахманинова для фортепиано с оркестром, а дирижеры, с которыми он объединяется, дополняют программу рахманиновскими же избранными симфоническими партитурами.
По расписанию предполагалось, что вместе с Петровым будет выступать Государственная капелла России во главе с Валерием Полянским, однако же дирижировал Арнольд Кац, получивший в распоряжение "светлановский" оркестр. Рискнем сказать, что слушатели от этой отнюдь не проиграли. В особенности когда исполнялся первый же номер программы -- симфоническая поэма Рахманинова Die Toteninsel ("Остров мертвых"), навеянная впечатлением от мистической картины Арнольда Беклина. Нетипичный для Рахманинова опус был создан в 1908 году, в пору отшельничества в Дрездене, куда композитор скрылся от собственной московской пианистической славы. С одной стороны, эта партитура -- красноречивый пример русского декаданса начала века, стремящегося облачиться в германские одежды, с другой -- великолепный образец оркестрового письма, способный спорить с партитурами позднеромантических немецких гениев. Мрачные настроения тех лет и сюжет Беклина побудили Рахманинова использовать в тематическом здании поэмы мотив Dies irae -- секвенции XIII века, ставшей обязательной частью заупокойной службы. Форма строится без швов, на непрерывном дыхании, и, на поверхностный взгляд, состоит из простого волнообразного чередования подъемов и спадов. Но от дирижера она требует солидного мастерства в управлении медленными нарастаниями, приводящими к обвалам кульминаций, или же долгими, опустошающими оседаниями звучности. Оркестр под управлением Каца жил наполненной сбалансированной жизнью: ведущие голоса вытягивались из сплетения второстепенных, чтобы снова и надолго исчезнуть в пучине. Лучшими друзьями Рахманинова и Каца были струнные, но даже и медь (читатель, вероятно, удивится) звучала очень прилично.
Затем были сыграны Вариации на тему Паганини для фортепиано с оркестром ля минор, соч. 43. Это одно из поздних сочинений Рахманинова (1934 год) и, признаемся откровенно, очень здорово написанное. Как известно, в послереволюционные годы Рахманинов жил в США -- и это обстоятельство оказало заметное влияние на его подход к композиторскому делу. В некоторых местах Вариаций слышно, что Рахманинов со вниманием отнесся к такому эпохальному сочинению, как Рапсодия в блюзовых тонах Джорджа Гершвина -- правда, с еще большим вниманием Гершвин, сочиняя Рапсодию, изучал концерты Рахманинова. Эстрадный блеск Вариаций, четкость строения (хотя и не без фокусов -- например, 1-я вариация идет раньше самой темы), легкость оркестровки -- одним словом, это сочинение полностью противоположно "Острову мертвых". Единственное, что их объединяет -- тема Dies irae. Конечно, все композиторы в душе считали себя великими криптографами, но в данном случае дело гораздо проще и снова объясняется романтически-демоническими причинами. Паганини заключил пакт с силами зла (которые, собственно, и персонифицирует грозная тема средневековой литургии). Они наделили его полнотой любви и техническим совершенством. Чем заканчиваются такие сделки, известно -- в заключительной вариации тема Dies irae звучит вновь. Зато в памяти остается упоительная 18-я вариация -- целая медленная часть, вдохновенный гимн, напоминающий о Рахманинове русской поры и ставший прообразом всех финалов голливудской киномузыки.
Здесь-то и засверкал в полную силу артистический контраст между нашими героями. Рахманинов умел придавать подобным сценам особый шик и трепет: пианист играет нежно и холодно, словно проскальзывая между теплых лучей света, которыми заливает его оркестр. Блюдечко с мороженым и торжественный солнечный диск -- такой парой представали в звуках толстый Николай Петров и подтянутый Арнольд Кац. Оркестр не всегда мог состязаться в беглости с пальцами Петрова, и было вдвойне обидно, что из-за этого страдали эффектные несовпадения фраз, придуманные композитором. А ведь в таких партитурах точность от солиста, оркестра и особенно дирижера требуется, как в мультфильме (чем и отличался Филадельфийский оркестр Леопольда Стоковского). "Хороший дирижер должен быть хорошим шофером", -- говорил Рахманинов, бывший и тем и другим.
Завершился концерт поэмой "Колокола", считающейся одним из центральных рахманиновских произведений. По праву или нет -- вопрос открыт, но сам композитор любил его больше прочих. Однажды (дело было еще в России) анонимная поклонница прислала Рахманинову поэму Эдгара По в переводе Бальмонта, надеясь вдохновить на ее музыкальное воплощение. Как ни удивительно, но композитор отложил план большой симфонии и принялся за этот текст. Четыре части -- четыре решения близкой Рахманинову колокольной темы (колокольчики саней, свадьба, набат, похоронный звон), отражающие этапы человеческой жизни. В антракте перед исполнением "Колоколов" в фойе носилась фраза, пущенная, не исключено, и кем-то из непосредственных участников исполнения: "Бегите от солистов бегом". Однако зал не опустел: "Колокола" -- одно из самых любимых слушателем сочинений русской вокально-симфонической музыки.
Недавно Арнольд Кац дирижировал в Новосибирске Реквиемом Верди. Наш новосибирский коллега Владимир Калужский, сообщая подробности этого исполнения, отметил, что хор порою терялся за оркестром, ему не хватало мощи. Видимо, то же самое произошло и в Москве. Правда, жанр произведения обозначен Рахманиновым как "поэма для симфонического оркестра, хора и солистов" -- оркестр здесь был главной и лучшей частью целого. Солистами пугали, может быть, и зря: были они не хуже других -- по крайней мере, хоть честно пели и не разубедили в том, что Рахманинов -- композитор прекрасный, пусть его и слишком сильно любят.

Об Арнольде Каце мы уже писали не раз, и с особым удовольствием -- о его недавнем 70-летнем юбилее. Тогда же мы убедились, что маэстро, которого за волевую манеру и неукротимую энергию иногда сравнивают с великими полководцами, нисколько не собирается сужать масштабов своей деятельности. Напротив, воздушные линии мира едва успевают доставлять его к месту встреч все с новыми оркестрами. Только в двух российских столицах (не говоря о Европе или Сибири -- где Кац уже 38 лет руководит Новосибирским оркестром), под властью его палочки побывали уже четыре или пять коллективов
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков