Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

1995 год начался с Глинки

В Рахманиновском зале Консерватории состоялся концерт из камерных произведений Михаила Ивановича Глинки. Прозвучали такие не часто исполняемые сочинения, как Второй струнный квартет, Патетическое трио и Большой секстет, а также программа из, напротив, весьма популярных романсов. Концерт прошел с большим успехом, а публики было на удивление много (несмотря на то что параллельно в Большом зале шел аншлаговый "Специальный рождественский концерт" под управлением Миши Рахлевского с Вивальди и Эриком Курмангалиевым).

КоммерсантЪ / Вторник 10 января 1995
Концерт в Рахманиновском зале внешне напоминал те сборные программы, которые обычно служат признаком официальных мероприятий -- наподобие фестиваля "Московская осень". Одни исполнители покидали сцену, их сменяли другие. Правда, композитор был один -- Глинка, и мы рады тому, что судьба распорядилась открыть наш музыкальный год именно этим именем. В прошлом году Глинка не раз был героем наших публикаций, и не только потому, что исполнялось 190 лет со дня его рождения. Сами названия статей -- "Глинка -- знамя музыки XXI века", "Музыкальный гений русской реконструкции" -- говорят о том, что нынешний интерес к классику -- впрочем, скорее умозрительный, чем реальный -- свидетельствует о желании найти исторические образцы, способные помочь в деле нелегкого расставания с авангардистскими приоритетами. Конечно, дыхание традиционалистской революции ощутимее в великих операх Глинки, чем в его камерных вещах, но и те, и другие исполняются до возмутительности редко. Поэтому прошедший концерт стал поистине рождественским подарком -- и для мыслителей, взволнованных судьбами музыки, и для ее обычных любителей.
Программу открывал Второй струнный квартет -- раннее сочинение, написанное в европейском классическом духе, однако уже со свойственным Глинке последовательным внедрением русских романсовых интонаций. К тому же в нем не так уж мало композиторских хитростей и приятных обманов слушателя, которые он сам же всегда так ценит -- в Allegro с метром, в Andante -- с тональностью, в Rondo -- с отважными вылазками в область полифонии. Сочинение исполнял опытнейший Квартет имени Шостаковича -- у которого, на первый взгляд, было все в порядке -- и с темпами, и со штрихами. Однако, как это часто бывает, восприятию вредило излишне откровенное зрелище музыкантского труда и довольно однообразный эмоциональный натиск. В результате квартет звучал так, будто был предназначен композитором не радовать ценителей в согретых уютом салонах, а сопровождать порку крепостных в усадьбе. Звучание ансамбля оставалось неизменно большим и полным, хотя некоторой мускулистой подтянутости ему не хватало. Последний аккорд был взят грязно. Это было очень досадно. Хорошо, что это произошло не в Америке.
Гораздо лучшее впечатление произвело Патетическое трио для фортепиано, кларнета и фагота -- один из самых славных камерных опусов Глинки. В нем уже почти нет следов классицизма, зато от начала до конца оно наполнено упоенным цитированием романтических итало-французских оперных стереотипов. Для исполнения этого опуса на сцене встретились ветеран -- пианист Тигран Алиханов, широко известный в том числе и на поприще новой музыки -- и двое молодых исполнителей -- очень интеллигентный, профессиональный и подающий большие надежды кларнетист Александр Мороговский и столь же крепкий фаготист Андрей Снегирев. Что касается Алиханова, то его грация, строгость и бисерная техника были на высоте. Однако молодые были слишком робки и упустили все до одного прекрасные шансы показать себя вдохновенными солистами -- а таких шансов композитор дал им немало. Александр Мороговский, измученный каждодневным исполнением Веберна, старался не обидеть и Глинку, но что он мог поделать, если такие фантастические сольные партии, как в Патетическом трио, требуют артистической самоподачи не меньше, чем у оперного премьера или примадонны? Их нужно сыграть и умереть: однако Мороговский все время помнил, что завтра Веберн снова призовет его к алтарю, и должен был обязательно остаться жив. То же можно сказать и про его коллегу, игравшего на фаготе. Жаль, что нерешительность и скованность овладевают именно молодыми музыкантами. Как это, пугаются они, а вдруг из этого выйдет кич?
Но, помня о предмете разговора и боясь слишком зайти в терминологические территории, ему чуждые, перейдем к романсам. В иных из них, правда, кича еще более в достатке (например, в потрошительных на испанские темы), но на концерте исполнялись другие -- те, которые помнятся главным образом по эталонному исполнению Нины Дорлиак, чьи записи играют злую шутку сравнения уже не с первым поколением исполнительниц романсов Глинки. В этот раз романсы пела Елена Брылева, одна из лучших и ближайших учениц Дорлиак. Приятное сопрано, милая внешность, подкупающие манеры, старательно усвоенные у педагога, -- все это располагает к артистке, заставляя прощать отсутствие богатых данных. Последнее время Брылева выступает много и с разным репертуаром, правда -- не слишком ровно. Бывают и злейшие провалы -- как выступление с Бахом на "Декабрьских вечерах", оставившее горький осадок даже у расположенных слушателей.
Однако на сей раз молодая певица вышла победительницей. Романс "Ах, когда б я прежде знала" прозвучал у нее очень трогательно, а Колыбельная -- даже проникновенно. Хороший концертмейстер (Ирина Кириллова), эффектный туалет и акустика Рахманиновского зала были союзниками певицы, и в лучшие моменты непосредственное впечатление заставляло оставить сравнения с учительницей. Успех был очень заметный, и мы бы услышали на бис, наверное, не одного только "Жаворонка", если бы не подпирала очередь исполнять Большой секстет.
Есть особая прелесть в самом жанре больших камерных ансамблей -- сколько возможностей для солистов, сколько комбинаций, какая взаимная галантность! А если задействован роскошный контрабас, то на его фоне сочинение плывет, как праздничный обед на фоне хорошего аперитива. К тому же Большой секстет сам по себе написан Глинкой бесподобно. Для его исполнения объединились Квартет имени Шостаковича, Тигран Алиханов и вдобавок Рифат Комачков -- царь контрабасистов. Тут пора вернуться к ругани и сказать, что опытом и профессионализмом могут брать многие, а учить и репетировать, по-видимому, никто не хочет. Алиханов был хорош, Комачков прекрасен, но в целом ансамблевое исполнение болталось как на шарнирах. Однако первая часть все равно прошла так лихо, что -- против всяких правил -- вызвала аплодисменты, а по завершении все разошлись, снабженные хорошим настроением и оптимизмом -- будем надеяться, что на весь 1995 год.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков