Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Индийские раги с вольностями и строгостями

В Рахманиновском зале Консерватории выступили музыканты из Индии, исполнившие для московского слушателя сколь древнюю, столь же и актуально современную музыку -- классические индийские раги. Настоящих ценителей этого искусства в Москве не слишком много, но и для обычных слушателей концерт стал событием большим, нежели просто прикосновение к экзотической культуре. Дипак Чоудхури (ситар) и Танмой Бос (табла) -- мастера действительно высочайшего класса. О раге и о них пишет музыковед МАРИЯ МАРКИЗ.

КоммерсантЪ / Вторник 12 сентября 1995
Индийская классическая музыка уже не одно десятилетие является неотъемлемой частью концертной жизни на Западе; хорошо известно и ее влияние на многих западных композиторов, усилившееся начиная с послевоенных лет -- что, однако, ни в коем случае не может расцениваться как некий эстетический пропуск индийской традиции, насчитывающей тысячелетия, в европейскую культуру. Классическая музыка в Индии, как и на Западе, рассчитана на элитарную публику. И хотя такие музыканты, как Рави Шанкар, не раз выступали и перед массовой аудиторией, большинство музыкантов предпочитает толпам непосвященных нескольких знатоков и камерную обстановку. На первом московском концерте (второй состоится 15 сентября в ЦДЛ) публики было немного, но можно сказать, что ей выпала большая удача: музыкантов такого уровня, как Дипак Чоудхури и Танмой Бос, удается услышать живьем нечасто -- тем более в Москве, где гастроли исполнителей с Востока пока не стали привычным делом.
Впрочем, слово "исполнитель" (как и еще более обидное -- "импровизатор") к музыканту, играющему раги, неприменимо: он и создает, и интерпретирует музыкальное произведение, следуя сложному и разветвленному своду правил, определяющих как композиционные схемы и организацию звукорядов ("тат"), так и стилистические законы их трактовки. Ситарист Дипак Чоудхури принадлежит северо-индийской традиции, где структура раги складывается из двух частей: "алап" раскрывает мелодические секреты лада, он исполняется солирующим инструментом в свободном ритме; вторая часть -- "гат", в ней к основному инструменту присоединяется барабан "табла", вносящий организующий ритмический элемент. Медленный алап символизирует духовную глубину, контроль, умозрительность и сдержанность; виртуозный гат, напротив, воспевает природу физическую -- темперамент, стихийность и внешний блеск.
В субботнем концерте Дипак Чоудхури исполнил в раге "Хемант" сложнейший алап, высветив возможности лада по всему диапазону ситара. Последовавший за ним алап джор -- обычно небольшое связующее звено, в котором появляется ритмический пульс, но еще не вступает табла -- был превращен им в самостоятельный раздел. Табла так и не вступил, и гат вообще не был сыгран. Рага "Васанпанчам" был исполнен еще более необычно: тут Дипак Чоудхури счел возможным совсем опустить алап и сразу же перейти к ритмическому гату, в сопровождении Танмоя Боса на табле. Надо заметить, что в индийской традиции, где иерархия среди исполнителей играет первостепенную роль, такие вольности дозволены лишь самым почитаемым музыкантам. С другой стороны, именно этот без-алапный рага смог бесповоротно вовлечь публику в музыкальное действо.
Здесь молодому Танмою Босу досталась роль почти такая же важная, чем маститому Дипаку Чоудхури. Ритм в индийской музыке -- вообще особая статья; европейская музыка не знает ничего подобного, где арифметическая изощренность так сочеталась бы с феноменальной виртуозностью. Цель музыкантов -- показать как можно больше комбинаций ритмических и мелодических элементов, и одним из способов это сделать является так называемый "тихай": небольшой мотив прокручивается несколько раз -- до тех пор, пока его первая доля не совпадет с началом ритмического цикла. Таким образом, 9-дольный мотив в 12-дольном размере повторяется четырежды (общий знаменатель -- 36), а 6-дольный в 16-дольном -- 8 раз (общий знаменатель -- 48). Разгадать замысел музыкантов в момент исполнения дано не всем, но даже непосвященному человеку передается невероятное ощущение полета, захватывающего дух, экстаза -- интеллектуального и физического. Замечу, что таких длинных тихаев, как те, которые подарили нам Дипак Чоудхури и Танмой Бос, мне еще слышать не доводилось.
Рага "Мишра Гара", прозвучавший во втором отделении, был представлен в наиболее полной форме, с алапом и гатом, причем в последнем Танмой Бос получил возможность показать свое невероятное мастерство в одиночку: Дипак Чоудхури на это время велел своему ситару замолкнуть, зато привлек к делу ошеломленную публику, сходу заставив ее отмечать регулярными хлопками сильную долю ("сам") 16-дольного размера ("тинтал"). Публика выполняла эту задачу с энтузиазмом, хотя и с легким ритмическим запозданием.
Как оказалось, размер и акустика бывшего синодального зала идеально соответствуют индийской музыке, и, что особенно приятно, музыканты не сочли необходимым прибегнуть к звукоусилителям, порой огрубляющим тембр инструментов. И пусть событие это не было выдержано целиком в аутентичном духе. Концерт, который в Индии мог бы продолжаться несколько часов, а то и всю ночь, закончился в 10 вечера, некоторые из организаторов, возможно, ненамеренно, нарушили традиционный запрет на хождение в обуви по ковру, на котором располагаются священные по своему статусу музыкальные инструменты. Было бы также лучше, если бы теле- и аудиооператоры демонстрировали свой труд менее очевидным образом. Но подобные мелочи стерлись в атмосфере духовного подъема, которым было отмечено это уникальное событие в московской музыкальной жизни.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков