Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Оперу поставили на языке оперы

Московский муниципальный театр "Новая опера" представил оперу Джузеппе Верди "Двое Фоскари". Год назад состоялось ее концертное исполнение; теперь же настал черед театральной премьеры, которая прошла на сцене МХАТ.

КоммерсантЪ / Вторник 28 марта 1995
За дирижерским пультом новой постановки стоял не художественный руководитель "Новой оперы" Евгений Колобов, а другой дирижер театра -- Евгений Самойлов. Ему принадлежит выбор оперы для премьеры, и с этим выбором его можно только поздравить. И его -- и нас: в России эта опера не шла нигде и никогда, и лишь теперь стало понятно, какой красотой и каким счастьем мы пренебрегали. Опера "Двое Фоскари" считается ранней оперой Верди, хотя по счету она седьмая: в 40-е годы XIX века молодой композитор с бешеной энергией штурмовал театр и производил оперы по нескольку штук в год. А на четыреста лет раньше венецианские патриции коварно оговаривали, отравляли, пытали и ссылали друг друга, стараясь потрясти историю безмерностью страсти, вероломства и отцовского горя. Байрон написал про них крайне мрачную драму. Верди написал по этой драме оперу -- великолепную, могучую, упоительную, окрыляющую, с мощными хорами и свирепым оркестром, неотразимыми ариями и победительными кабалеттами.
Верди -- бунтовщик и новатор, но подлинную силу его творениям дает традиция, дух театра, искусство певцов. В нашей стране итальянская оперная традиция существует только на пластинках: во времена Верди передовые деятели русской культуры вели против нее партизанскую войну, а потом она и сама зачахла, как героиня оперы "Травиата". Однако всеми вышевыплеснутыми впечатлениями от "Двоих Фоскари" мы обязаны все же не пластинкам, а спектаклю "Новой оперы".
Выбор оперы оказался удачным еще и потому, что в ней немаловажное место занимает хор, а он, как и оркестр, -- самая сильная сторона театра. Это подтвердилось и на премьере: хор звучал ладно и свежо, оркестр отлично собирался в кулак для туттийных ударов или разворачивался колышущимся серпантином сольных линий. Ни в одном московском оркестре нет такой культуры игры солистов; на этот раз особо отметим восхитительный звук первой трубы. Евгений Самойлов провел свой корабль сквозь штормы трепетной интеллигентной рукой; в числе немногих упреков ему можно поставить то, что баланс между оркестром и солистами иногда был не в пользу последних.
Солисты, певшие премьеру, -- певцы, на которых может сейчас рассчитывать московский муниципальный театр. Некоторые из них, возможно, в будущем достигнут высот. Лучшим из трех главных персонажей был Фоскари-младший -- Всеволод Гривнов, лирический тенор с хорошей и ровной кантиленой. Его партия вокально была самая сделанная, молодость певца (ему немногим более 20 лет) способствовала сценическому обаянию. Голос Гривнова не очень силен, а звуковедение в верхнем регистре дается не без проблем, но было и немало удачного. Старый дож Фоскари, Федор Можаев, форсировал свой крепкий и, напротив, драматический баритон, а решение роли словно взял напрокат из "Дон Карлоса" -- там похожим образом страдает король Филипп. Кроме того, дож фальшивил в каденциях, нахватал и "петухов". Дама (сопрано Яна Иванилова) была самой блеклой -- и сценически, и вокально. Неплох был бас Тигран Мартиросян в небольшой роли негодяя Лоредано. Общим достоинством певцов было сквозящее в исполнении знание хороших образцов, недостатком -- отсутствие подлинной точности в приемах, составляющих канон итальянской исполнительской традиции. Наверное, часть из названных недостатков могла бы быть преодолена на следующих спектаклях -- но для этого у певцов будет не слишком много возможностей: составов слишком много, и на каждую партию готовятся петь четыре-пять исполнителей.
Самой уязвимой стороной "Новой оперы" всегда была постановочная часть, и предыдущая премьера -- более чем спорный "О Моцарт, Моцарт!" -- это только подтвердила. "Двоих Фоскари" сделали режиссер Валерий Раку, снискавший до этого известность в Казанском оперном театре, и художник Виктор Герасименко. Их удача заключена в выбранной позиции: они осознали в вердиевской опере как силу и красоту то, что зовется по-разному -- либо традицией, либо рутиной. Опера у них говорит на своем языке, а не на языке современного театрального эксперимента. Актеры играют крупным, откровенно условным жестом, мелодраматизм любовно выпестован, арии звучат в зал, а не в живот партнеру. До исторической достоверности авторам спектакля так же мало дела, как и до пресловутой актуализации; и режиссуру, и оформление пронизывает блаженное отсутствие всякой концептуальной мысли. Постановщик Раку и сценограф Герасименко поняли то, что удается не каждому мастеру оперной сцены -- не они тут главные. И поняв, щедро нагородили на маленькой сцене МХАТа ступеней столько, сколько под стать было бы Термам Каракаллы, наставили и навесили зубьев, а хор нарядили в смешные ризы и не имеющие ни к чему отношения футуристические головные уборы: у дожей по сюжету устраивали Венецианский карнавал.
По сути, долгое время колобовская "Новая опера" была оркестрово-хоровым, а не оперным театром. Наверное, им она остается и сейчас (что, кстати, могло бы стать неплохой рамкой для возможных визитов мировых звезд). Но сегодня театру удалось большое дело -- передать настоящий дух оперы, тем более -- оперы Верди. Поэтому, несмотря на многие проблемы, мы можем назвать "Двух Фоскари" одним из самых приятных впечатлений текущего музыкального сезона.

Спонсор театра "Новая опера" -- Российский национальный коммерческий банк.
Партии в премьерном спектакле исполняли:
Франческо Фоскари -- Федор Можаев. Якопо Фоскари -- Всеволод Гривнов. Лукреция -- Яна Иванилова. Лоредано -- Тигран Мартиросян. Барбариго -- Сергей Гайдей. Пизана -- Елена Свечникова. Офицер Совета десяти -- Максим Остроухов
Дирижер -- Евгений Самойлов
Постановка -- Валерий Раку
Сценография и костюмы -- Виктор Герасименко
Хормейстер -- Виктор Кутураев
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков