Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Искусство за, искусство против, искусство для

На проходящем в Петербурге фестивале современной музыки "Звуковые пути" выступил немецкий ансамбль L`art pour l`art. Программа называлась "Портрет Маурисио Кагеля" и содержала краткую антологию творчества знаменитого авангардиста, интердисциплинарного ниспровергателя культуры, общественного деятеля, детского педагога. Двумя днями позже программа была повторена в столице, на фестивале "Московская осень-95".

КоммерсантЪ / Пятница 24 ноября 1995
Маурисио Кагель родился в 1931 году в Буэнос-Айресе. Музыкой занимался с частными учителями, которых затем обвинил в том, что сделался самоучкой. С 18 лет был консультантом объединения "Новая музыка", в 24 получил место дирижера и ассистента режиссера в Камерной опере при театре Колон, а также был назначен музыкальным консультантом университета. Это не удержало его в Аргентине: в 1957 году, отправившись по стипендии в ФРГ, он остался в Кельне -- из-за невозможности думать о музыке в стране, занятой сменами диктатур. Вскоре ему уже было обеспечено стойкое признание критики, премии и престижные посты -- доцент в Дармштадте, профессор в Нью-Йорке и Буффало, профессор музыкальной школы Рейнланд. Что можно рассматривать как проявление большой терпимости: большая часть усилий Кагеля была направлена против традиционных институтов, критики, музыки, культуры.
В числе главных мифов, которые особенно хотел порушить Кагель, -- миф Бетховена и миф оперы, превратившиеся, по его мнению, в средство насилия над современным человеком. С первым он разделался метаколлажем и фильмом "Людвиг ван", продемонстрировав "специфику слуха глохнувшего Бетховена", а "Оду к радости" сделав фоном к параду зверей. Со вторым -- антиоперой "Государственный театр". Самая крупная антиоперная акция, призванная, как и антибетховенская, бороться с "состоянием экстаза" у концертной и оперной публики, стала возможна только в хорошо отлаженном механизме Гамбургской оперы, против которого, в сущности, и была направлена.
В России сам маэстро был и выступал пять лет назад; сейчас он в Австрии, где фестиваль Wien Modern проводит больший цикл концертов в его честь. Сегодня произведения Кагеля не грех играть и в порядке доброй ретроспективы. Петербургская -- она же московская -- программа ансамбля L`art pour l`art открылась пьесой Con voce для трех неиграющих исполнителей, воплотившей не столько отклик на вторжение наших войск в Чехословакию (немного запоздалый -- 1973 года), сколько брезгливое отношение к политически ангажированным композиторам, обычно выражающим подобные протесты средствами большого и дорогостоящего оркестра. В пику этому и многому другому Кагель создал свой "инструментальный театр" -- и пьесы наподобие "Речитативарии" (1972). Кукольно-балаганная клавесинистка, стоя на коленях перед клавесином и аккомпанируя себе левой рукой, поет некий коллаж текстов из баховских хоралов (слоги разрезанной строфы Пауля Герхарда группируются как звуки додекафонной серии) и собственных пассажей. Когда-то пьеса вызвала обвинения в богохульстве. Ответом было: "Я верующий, и кощунство мне не близко. С тех пор как я был мальчиком-хористом у монахов-бенедиктинцев, меня интересует проблематика религиозного 'послания', замутненного музыкой. Это не сарказм или насмешка, а лингвистически-семантический анализ наших связей с верой".
В композиции "Акустика" (1970) подобным образом анализируется более широкий спектр связей -- со всей традицией музыки и исполнительства. Скептицизм и культур-пессимизм, неверие в будущее и прошлое искусства оборачиваются у Кагеля "оптимистическим фатализмом" и особым юмором. Кроме записи с электронной музыкой пространство заполняют и несколько "экспериментальных источников" звука (примитивный звукосниматель, велосипедные звонки, агрегат с падающими предметами, жужжалки и свистульки), которыми управляют отлученные от своих обычных инструментов музыканты. Право ансамбля L`art pour l`art представительствовать от лица музыки Кагеля не подлежит никакому сомнению. А его название ("искусство для искусства" -- лозунг эстетизма, но никак не авангардизма, стремившегося искусством переделать мир) абсолютно точно отвечает смыслу существования музыки Кагеля сегодня. Былое эпатажное ниспровергательство превратилось в предмет чистого эстетического наслаждения, которого нет никаких причин стесняться устоявшей культуре.
Мало сказать, что музыканты профессиональны (то есть знают, что делают, в отличие от многих, кто в наши дни повсюду -- в Берлине, Нью-Йорке, Киеве или Уфе -- пытается заниматься чем-то внешне похожим). Они показывают некий аутентичный стиль, играя музыку, написанную двадцать лет назад, так, как играют музыку трехвековой давности. Преимущество Кагеля перед Монтеверди, Перселлом или Шарпантье в том, что он жив-здравствует и однажды даже может написать что-то новое для аутентичного исполнения себя тысячелетнего. Что отчасти и произошло с "Серенадой" (1995), где автор скрестил свой неблагопристойный классический стиль с менее убедительными маньеристскими попытками письма для обычных инструментов (Phantasiestueck для флейты и рояля, 1988).
На петербургском фестивале "Портрет Маурисио Кагеля" удачно вписался в готовую раму: сочинения Джона Кейджа продемонстрировали истоки его "инструментального театра", а опус Маноса Цангариса (тоже с причиндалами) -- последствия. На столичной "Осени" этот же концерт был подобен объекту Бойса, попавшему в МОСХ. А это все же значит, что классика XX века еще не изведала всех возможных поворотов судьбы.

Ансамбль L`art pour l`art из Гамбурга существует с 1983 года. За 12 лет дал более 500 концертов, сыграв ряд премьер композиторов из Германии и других стран, среди которых Лука Ломбарди, Питер Максвелл-Дейвис, Фредерик Ржевский, Пер Нургорд, Андре Жоливе. Ядро ансамбля составляют ударник Матиас Кауль, флейтистка Астрид Шмелинг и гитарист Михаэль Шредер; остальные музыканты приглашаются для конкретных проектов. "Серенада для флейты, гитары, ударных и многих дополнительных инструментов" (1995) написана Маурисио Кагелем специально для ансамбля.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков