Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Звезды зажигаются и в белые ночи

Итоги фестиваля "Звезды белых ночей"

КоммерсантЪ / Среда 10 июля 1996
Эпоху Валерия Гергиева в Мариинском петербургская критика сравнивает с петровской эпохой реформ. На фестивале художественный руководитель как царь-плотник предпочитает многое делать своими руками. Если он не дирижирует, это может означать лишь одно: в этот день назначен прогон премьерного спектакля; пропущенный день завтра компенсируется двумя концертами. У фестивального времени, по выражению Гергиева, "захватывающе безумный ритм". Для жизни главного дирижера Мариинки этот ритм -- единственный и нормальный. Ритмическое остинато не нарушается сменами разделов в крупной форме: гастрольный график столь же напряжен, как и домашний. На две недели в эту свистопляску вовлекается петербургская публика, безусловно, заслужившая право внимать мариинскому оркестру под управлением Валерия Гергиева не меньше, чем публика западная, которой он большей частью достается в остальное время года.
Что касается других звезд, то они также не сходят со своей орбиты. Гергиев возвращает в Петербург уехавших русских исполнителей: снова Торадзе и снова с учениками, снова Афанасьев и Кремер -- теперь еще и как авторы книг. Звезды приезжают со своими опробованными программами. Фестиваль дает своим гостям карт-бланш. В этом году наметилась прокофьевская линия -- пунктиром, если сравнивать ее с прошлогодней линией Стравинского. Постепенно Гергиев осуществляет свои планы относительно сочинений и авторов, недостаточно представленных на концертной эстраде и в театре. Это может быть и Берлиоз, и Каретников, и Прокофьев, и Стравинский. Временами максимализм Гергиева оборачивается гигантоманией. Подобными акциями на нынешнем фестивале были "Ромео и Джульетта" Берлиоза (о феноменальном успехе этой программы в Москве уже сообщал), российская премьера "Мистерии апостола Павла" Николая Каретникова, марафон "Все фортепианные сонаты Прокофьева" и концерт, в котором гигантским было все: исполнительский состав прокофьевской кантаты "К 20-летию Октября", размер партитуры и продолжительность программы, включавшей также Четвертый концерт Прокофьева в исполнении Торадзе и Одиннадцатую симфонию Шостаковича (добавим, что после всего этого объявление о присвоении Гергиеву звания "Народный артист Российской Федерации" казалось просто неизбежным: к этому моменту публика после трехчасового концерта уже долго аплодировала стоя).
Замысел "Мистерии" утопичен. Утопией был и фестивальный проект: исполнить подобное сочинение на сцене БЗФ во втором отделении концерта после выступления Кремера и Скрипичного концерта Чайковского. Грандиозность благородного замысла (исполнить в России сочинение, премьеры которого автор не дождался), помноженная на "авось" (не организованную должным образом премьеру), как плюс на минус, дали минус.
Одиннадцатая симфония Шостаковича и кантата Прокофьева, появившиеся в одной программе согласно замыслу Гергиева исполнить "юбилейные" сочинения (к 20-летию и к 40-летию Октября соответственно), не параллельны, а перпендикулярны друг другу. Симфония "1905 год", по мнению Генриха Орлова, написана по случаю совсем другого события: "Как мог бы он изобразить расправу над венгерскими повстанцами 1956 года -- с грохотом танков и артиллерии, создать посредством одних мелодий старых революционных и каторжных песен образ страны-тюрьмы, если бы не позаботился связать свою Одиннадцатую симфонию с восстанием 1905 года и приурочить ее к 40-летию Советской власти!"
Кантата Прокофьева на тексты Маркса, Ленина и Сталина оказалась случаем совершенно иного рода. Слушателю 90-х трудно отделаться от убеждения, что это ошеломляюще дерзкое издевательство -- с бубнящим "фи-ло-со-фы... фи-ло-со-фы...", с жалким пассажем "Мы идем тесной кучкой", с вскриками женского хора "Кризис назрел, кризис назрел!", с сиреной и гармошками, галопами и вальсом типа "ум-ца-ца", в который поступью железных батальонов вторгается топающий дуолями ударник, -- не было заклеймено как злой контрреволюционный пасквиль только по причине неприкосновенности текста. Однако прокофьевское невмешательство в политику и его весьма позднее прозрение не дают повода к подобному толкованию. Вероятно, решается эта головоломка иначе: европеец с еще не изломанной психикой с любопытством вертит в руках экзотическую для него вещицу, не реагируя на ее жутковатый механизм, а работая с ней как музыкант-профессионал и конструктор. Нынешняя же аудитория извлекает максимум наслаждения из этой изобретательности, не отказывая себе и в удовольствии нагрузить его всеми настроениями выборного междутурья.
"Звезды" существуют при острой нехватке средств -- как и Мариинка, поражающая Россию фейерверком премьер и представляющая за рубежом русское искусство: ее гастрольная активность неизмеримо выше, чем у Большого театра. Поэтому не стоит требовать большей ясности от концепции фестиваля. Валерию Гергиеву удается осуществлять отдельные акции, погружая их в ничем не контролируемую концертную среду, объединенную только "безумным ритмом". И надо признать, что, мечтая о большем, Петербург счастлив иметь в своем распоряжении фестиваль таким, каков он есть.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков