Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Бенджамин Бриттен на фоне Арарата

Фестиваль Бенджамина Бриттена в Ереване не значился в афишах под номером два, но подчеркивал свою прочную связь с фестивалем 1965 года, когда английский классик в течение всего августа наслаждался армянским гостеприимством, а армянские слушатели -- британской музыкой, в исполнении которой приняли участие сам Бриттен, Питер Пирс, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская. Октябрь 1996-го в Ереване вновь прошел под знаком Бриттена, а сказочные красоты и легендарное гостеприимство достались гостям из Санкт-Петербурга и Олдборо (фонд Бриттена представляла многолетний ассистент композитора, мисс Розамунд Строуд).

КоммерсантЪ / Суббота 26 октября 1996
Идея привезти высоких британских гостей в Армению принадлежала Шостаковичу, для которого отдых в высокогорном Дилижане оказался незабываемым. За осуществление плана взялся Мстислав Ростропович, чья дружба с Бриттеном к тому времени уже вылилась в виолончельные сонату, сюиту и симфонию. Читая в Ереване 1996-го дневник Питера Пирса и в нем, среди прочих путешествий, описание армянского, можно уверовать в благословенную стабильность армянских традиций, не принимающих во внимание исторические и природные катаклизмы. Радушие, угощение и тосты, поразившие тогда воображение сдержанных англичан, не канули в черную дыру нескольких лет без газа, электричества и воды. Осенние краски пылали, столы ломились, а в Дилижане, композиторском доме отдыха Армении, который ленинградские и московские композиторы, при всем своем патриотизме, не решатся поставить в ряд с Репино, Рузой или Иваново, в необитаемых после 1988-го коттеджах, великолепно звучали недавно настроенные рояли.
Из сочинений Бриттена, в творчестве которого детская тема была любимым, балованным и счастливо одаренным ребенком, Армен Меликсетян выбрал юношескую "Простую" симфонию и два спектакля для детей: "Ноев ковчег" и "Золота тщету". В сухопутном Ереване пахнуло Англией и морем, а в ряды поклонников композитора была включена самая перспективная часть армянской аудитории.
Экономкласс в сценографии и костюмах спектакля "Золота тщета" (художник Жасмена Хачатурян) предоставил простор режиссерской фантазии. Виртуозная работа с веревочными лестницами и сетями заставляла подозревать в молодых и прыгучих исполнителях значительный матросский опыт. Студенты музыкального факультета театрального института не стеснялись азартно играть в пиратов, и детская опера оказалась им вполне впору. Их отваге в борьбе с непростым тональным планом бриттеновской партитуры можно было позавидовать, а учитывая то, что большинство из них учили партии на слух, подивиться смелости их мастера. Набитый битком зал уничтожал дистанцию между собой и сценой и в переносном, и в прямом смысле: дирижер Карен Дургарян, который ненамного старше артистов, умело руководил спектаклем прямо из первого зрительского ряда. Юнга-девочка, поющая чистым мальчишеским голосом, столь необходимым в опусах Бриттена, хороший английский и отличная партия фортепиано, заменяющего в этой опере оркестр, довершили впечатление.
"Ноев ковчег", поставленный в 1993 году на сцене оперного театра и возобновленный для фестиваля, исполняло и приветствовало из зала другое поколение ереванцев, издавшее визг при выключении света и рев восторга, когда по проходам начали шествие забавнейшие слоны, жирафы, попугаи и прочая живность (художник Рафаэл Хачатурян). Всякой твари давали щедро, с надбавкой: не по паре, а по тройке-четверке. Впрочем, тем, кто ставит спектакли у подножия Арарата, виднее: это ведь сюда вынесло ковчег, кусочек которого хранится в храме в Эчмиадзине. Большим усилием воли петербургской делегации удалось удержаться и не запеть вместе с хором (музыкальная школа Давида Зеляна) "Kyrie eleison", шествующее у Бриттена детским маршем. Желание было вызвано не только знанием правил игры (по замыслу автора, несколько гимнов в опере поют зрители), но более зажигательностью всего происходящего, которым кроме дирижера Атанеса Аракеляна повелевал обладатель роскошного голоса Армен Меликсетян в партии невидимого Бога.
Оперные спектакли фестиваля шли в достойном обрамлении. Консерваторский хор "Аллилуйя" Соны Оганесян продемонстрировал профессионализм, увлеченность ХХ веком (не только английским: звучали Пуленк, Барбер и, конечно, Комитас), а также великолепно матовый, округлый звук и идеальную аккордику, заставлявшую предвкушать их звучание в ренессансном репертуаре. Единственный раз в национальном контексте Бриттен оказался в программе петербургского органиста Михаила Мищенко: от славного английского прошлого представительствовал Перселл, из XIX века был выбран Уэсли, из ХХ-го -- Воан Уильямс, Холст и Уитлок.
В симфонической программе Карен Дургарян представил собранный им оркестр и собственные дарования. Музыкальность, пластичность и воля молодого дирижера были доказаны им весьма убедительно. Энергичный скупой жест, непохожий на модную дирижерскую хореографию, вселял надежду на то, что эта болезнь века его минует. Приученный к традиционно подвижному темпу в первой части "Простой симфонии" Бриттена слушатель мог извлечь много преимуществ из задуманного и осуществленного замедленного движения в игре ереванцев. А в выбранной в пару Бриттену Симфонии для струнного оркестра и литавр Эдуарда Мирзояна дирижер заставил публику с самого начала с нарастающим интересом следить за развитием событий, что было весьма непросто в композиции, раскрывающейся лишь к финальному участку формы.
В Армении сегодня не лучшие времена для музыки; любая творческая деятельность трудна, тем более фестивальная. И все же наблюдатель из более благополучных регионов -- будь то Петербург или Лондон -- вслушивается в происходящее в Ереване в надежде, что время до следующего фестиваля Бриттена не нужно будет исчислять десятилетиями.
Фестиваль Бриттена учрежден министерством культуры Армении, Государственным детским музыкальным театром и петербургским агентством "Зима" при поддержке посольства Великобритании в Армении, Ереванского театрального института, авиакомпании "Аракс", АО "Иакинф".

Организатором фестиваля Бриттена выступил Армен Меликсетян, художественный руководитель Государственного детско-юношеского музыкального театра. Главным режиссером только что созданного театра он был назначен сразу после окончания режиссерского факультета Петербургской консерватории в 1988 году -- меньше чем за год до землетрясения. С тех пор ему удалось осуществить несколько работ, в том числе спектакль по Stabat Mater Перголези, постановку опер Вартана Аджиняна и Эдварда Хахагортяна по легендам Ованеса Туманяна и "Ноева ковчега" Бриттена.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков