Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Художник золотой середины

В Концертном зале имени Чайковского состоялся концерт из произведений выдающегося польского композитора Витольда Лютославского (1913-1994). Оркестром дирижировал Владимир Понькин. Концерт, задуманный как международное культурное событие, был организован газетой "Музыкальное обозрение" и Московской филармонией при содействии посольства Республики Польша. В рамках концерта прошла также презентация книги "Витольд Лютославский. Статьи. Беседы. Воспоминания", подготовленной и выпущенной редакцией той же газеты.

КоммерсантЪ / Вторник 31 октября 1995
Концерт задумывался еще при жизни композитора. Витольд Лютославский приезжал в Россию дважды -- в 1978 и 1981 годах, его встречали переполненные залы. Если Пендерецкий был самым неотразимым, то Лютославский -- самым авторитетным польским композитором. Так было и в самой Польше. И если Пендерецкий, ставший сейчас любимой мишенью рецензентов, пожинает горькие плоды прежних успехов, то Лютославский и по сей день остается у себя на родине чем-то вроде национальной святыни. Казалось бы, в его творчестве нет никаких прямых мотивов, связанных с общественной проблематикой, как нет и звуковых воплощений непреложного для большинства поляков духа католицизма. Лютославский настаивал на том, что является чистым музыкантом -- и все же в его строгих и хмурых, отлаженных до малейшего винтика и застегнутых на все пуговицы симфонических построениях видели драмы. Про Третью симфонию (1983) американский критик написал, что такую музыку мог создать только поляк и только в данный момент. Автор пожимал плечами и предпочитал говорить о материале и формообразовании.
Витольда Лютославского можно определить как художника классического типа мышления, пользовавшегося авангардным языком. Правильнее было бы назвать его художником золотой середины. Лютославский не принимал ни склонности авангарда к тотальной хроматике, ни "новой простоты". Его техника использует случайность, но случайность подконтрольную; свобода внутри секций компенсируется четким планом целого. Многое дает почувствовать сам термин, введенный композитором в музыкально-технический лексикон XX века -- "ограниченная и контролируемая алеаторика". Лютославский умел работать на пересечениях тенденций, ни с одной не отождествляясь. Точно так же он выбрал свое место между скептицизмом и христианской этикой, точно так же одинаково отдалял себя как от официозности, так и от "перманентной мини-революции" польского музыкального авангарда.
Мирового признания музыка Лютославского достигла, когда ее автору было уже почти пятьдесят лет. На наш взгляд, своих высших достижений он добился в начале 60-х годов -- в таких сочинениях, как "Венецианские игры", "Три поэмы Анри Мишо", Струнный квартет, Вторая симфония, Книга для оркестра. Этих опусов в концерте не было, хотя вряд ли они известны в России намного лучше, чем позднее творчество.
Некоторое представление о технике "ограниченной и контролируемой алеаторики" могло дать сочинение Chain 3 (1986), чему, правда, помешало, отсутствие привычки к такого рода музыке у оркестра. Как образец раннего стиля прозвучали "Вариации на тему Паганини" (1941) для фортепиано с оркестром -- версия двухрояльного шлягера, написанного в то время, когда Лютославский и его коллега (позже английский композитор сэр Анджей Пануфник) подрабатывали игрой в кафе в оккупированной Варшаве. Молодому Денису Мацуеву вполне хватило виртуозности (в меньшей степени -- опыта игры с оркестром), чтобы справиться с этим экзерсисом, не слишком простым и очевидным даже для серьезной программы. Виктор Ямпольский сыграл сложный, хотя и не иезуитски, Фортепианный концерт (1988), обнаружив прекрасное туше и некоторые проблемы в области крупной техники. Это был лучший номер программы, от которого повеяло вторым дыханием опытного мэтра, -- и сам Лютославский считал этот концерт, написанный в забытых правилах романтического жанра, одной из главных удач.
Как дань памяти композитору прозвучало его последнее произведение -- Четвертая симфония (1993). Наталия Гутман вновь, как и во время триумфа 1978 года, исполнила открыто драматичный Виолончельный концерт -- разница была не столько в приеме, сколько в количестве публики: в 1995 году зал Чайковского оказался заполнен лишь наполовину. Очевидно, позиция золотой середины немало значила тогда, пока крайности имели в культуре определяющее значение. Время лучших сочинений Лютославского, наверное, не ушло и сегодня. Вместе с тем, будучи представлен в жанре монографии, композитор неизбежно превращается в историческую фигуру. Эта участь постигает многих, но далеко не всем довелось оставить в памяти потомков столь цельный образ личности, несомненными чертами которой являются ясность позиций, художественный перфекционизм и принципиальность, обаяние и благородство.

Книга "Витольд Лютославский. Статьи. Беседы. Воспоминания" в своей главной части выдержана в жанре бесед Эккермана с Гете; в области музыки непревзойденным образцом этого жанра остаются "Диалоги" Роберта Крафта с Игорем Стравинским. Беседы с Лютославским представляют несомненный интерес для профессионалов, изучающих технику композиции XX века, а также для тех, кто интересуется самим Лютославским: проблематика, касающаяся более общих вопросов в области музыки и культуры, в ней представлена значительно скромнее. Ирина Никольская -- ведущий специалист по польской музыке, сумевшая "разговорить" не одного нелюдимого польского классика, -- включила в нее расшифровку бесед, которые она вела с композитором с 1986 по 1992 год. В книге также представлены статьи и выступления самого Лютославского (в том числе "О проблеме правды в произведении искусства", произнесенное им на Конгрессе культуры, организованном представителями интеллигенции, примкнувшими к движению "Солидарность" в 1981 году), полный список его сочинений, а также занимающий две страницы перечень званий и наград. В конце книги помещен небольшой очерк И. Никольской "Из моих воспоминаний о Витольде Лютославском", где, в частности, говорится о его высокой оценке Первого кончерто гроссо Альфреда Шнитке, как и о полном неприятии Tabula rasa Арво Пярта.
"Булез как-то в молодости сказал: музыку прошлого нужно полностью уничтожить, чтобы дать простор развитию музыки нашего времени. Такой взгляд мне абсолютно чужд. Я ощущаю себя частью великой европейской традиции и прекрасно в нее вписываюсь. Возможные аллюзии выражают мою глубокую композиторскую потребность в этих связях. Представители же 'чистого' авангарда (во всяком случае, многие из них) так не думали. Обанкротившаяся "дармштадская школа" нанесла огромный ущерб молодому поколению, так как осознанно стремилась к разрыву с традициями и намеревалась начать отсчет музыкальной истории от Шенберга, а скорее от Веберна. Я же всегда был полностью изолирован от 'дармштадского круга' и охотно писал музыку, где связь с прошлым ясно ощутима и понятна слушателю". Витольд Лютославский. Статьи, беседы, воспоминания.
Облако тегов:
Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, Новосибирск, новые члены АТК, Открытое письмо, письмо, премия АТК, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, следственный комитет, Событие года, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театральные СМИ, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков