Облако тегов:
IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, Воронеж, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Московская манера играть Гольдони

«Один из последних вечеров карнавала» в Театре Пушкина

московский наблюдатель / Воскресенье 01 августа 1993
На пустой чёрной сцене — маленькая светлая комната. Окна открыты. Ветер играет занавесками. Вместе с ветром в комнату врывается шум карнавальной толпы, и кажется, сюда вот-вот начнут долетать искры фейерверка, лепестки цветов, обрывки серпантина. Точно так у Блока в “Венеции”:
И некий ветр сквозь бархат чёрный
О жизни будущей поёт.
Один за другим в комнату входят красивые молодые люди. На них изысканные костюмы, они изящно двигаются, лица сильно припудрены и необычно раскрашены. Между героями завязываются забавные и безответственные отношения. Интрига проста, беззлобна. Финальное счастье трёх пар, решивших пожениться, украшено общим танцем.
Во втором томе своих “Мемуаров" Гольдони пишет: “Последней пьесой, поставленной в Венеции перед моим отъездом, была “Una dell ultime sere di car- navale”. В этой аллегорической комедии на венецианском наречии я прощался с моей родиной.
Дзамариа, мануфактурщик, устраивает пир своим товарищам и приглашает на него художника Андзолетто, поставляющего ему рисунки для тканей. Под видом мануфактурщиков я изобразил труппу актёров, а в лице художника — самого себя".
В спектакле Пушкинского театра “Один из последних вечеров карнавала” нет и намёка на предполагавшийся автором аллегоризм пьесы. Соотношение театральной условности и правдоподобия — один к одному. На сцене сталкиваются — но совсем негромко, без непримиримых противоречий и психологических травм — в меру индивидуализированные характеры. Острый рисунок ролей не сбивает актёров ни в натурализм, ни в гротеск. Двенадцать персонажей Гольдони образуют живописную группу, при этом каждый из них по-своему придуман постановщиком и молодыми исполнителями. Они молоды не только по возрасту, но и в смысле профессионального опыта. Здесь играют недавние студенты — выпускники Школы-студии МХАТ, ученики главного режиссёра Пушкинского театра Юрия Ерёмина и режиссёра-постановщика спектакля Вячеслава Долгачёва. Поэтому, как и полагается в дипломном спектакле, у каждого из них — яркая, отчётливая линия роли, “выходные” номера, с которыми они справляются энергично и умело. Во всякую минуту сценического действия чувствуется их желание доказать свои способности, желание проявить себя.
Спектакль В.Долгачёва должен нравиться зрителю, равнодушному к изощрённым выкрутасам постмодернизма, зрителю , успевшему не только забыть примитивный соцреализм, но и объесться чернушной “игрой в жмурики”.
Выбор пьесы Гольдони, совершившего “буржуазную реформу театра”, которая породила “человеческое искусство во всё более человечном, справедливом и сплочённом мире” (Дж.Стрелер), примечателен. Новому буржуазному зрителю во все времена нужен театр гармоничный и гуманный. Красивый театр. А этот театр — именно такой.
Художник Мария Данилова вернула к жизни тот тип сценографии, о котором мы и вспоминать перестали.
Простое и изящное решение несёт в себе отзвук мирискуснической манеры. Комната, в которой происходит действие, как будто лёгкий светлый корабль с парусами-занавесками, колышется на венецианских водах. Пространство чуть искривлено, воздух на сцене обладает какой- то иной плотностью. Эта призрачность лишь оттеняет историческую достоверность костюмов — красоту плащей и туфель, причёсок и юбок, чулок и накидок. Нет ничего общего с частой для гольдониевских постановок грубой приблизительностью. В таких настоящих и в то же время острохарактерных костюмах исполнители не могут быть развязны и небрежны. Всё это относится и к гриму. Грим не даёт забыть о карнавале. Он — не маска. Не скрывает эмоции и не огрубляет героев, но обостряет характерность. Мимика становится особенно выразитель-ной, жесты — ещё более отточенными, позы — ещё более изощрёнными.
Есть, правда, в этом ясном спектакле одна загадка, решение которой объясняет внутреннюю задачу его авторов-режиссёров. Гольдони, покидая нежно любимую им Венецию, уезжал в Париж. Туда же он отправляет и своего героя. В нынешнем же московском спектакле художник Андзолетто уезжает вместе со своей возлюбленной, её отцом и вышивальщицей-француженкой мадам Гатто не куда-нибудь, а в Московию.
От одного только слова “Московия” венецианский ветерок становится обжигающе прохладным, а изысканные костюмы и манеры выглядят особенно хрупкими и вычурными. Изменив маршрут героев, авторы спектакля заставили особенно внимательно слушать слова молодого Андзолетто '."Чтобы создать что-то новое, мало соединить московскую манеру с итальянским стилем. Нужно понять вкус и того и другого народа. Это не так просто, но вполне возможно!”.
"Московская манера”, видимо, заключается в том способе игры, которому учили исполнителей их мастера в Школе-студии МХАТ. Под “итальянским же стилем” подразумевается не только исторический колорит, созданный благодаря художнику М.Даниловой, но и некоторые популярные мотивы итальянского искусства XX века, связанные с именами Феллини и Стрелера. Их можно увидеть, “прочесть" в спектакле. Но — если бы молодость знала... — всё новое в “Одном из последних вечеров карнавала" — это хорошо забытое старое русской театральной культуры.
Облако тегов:
IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, Воронеж, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия IATC, Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, Воронеж, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, Евгений Миронов, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Константин Райкин, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Никитинский театр, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, режиссер, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Сергей Левицкий, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, ТЕАТР., Театральная Школа Константина Райкина, театральные СМИ, ТЮЗ, Украина, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков