Облако тегов:
ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Координационная группа, лекция, Минкульт, новые члены АТК, письмо, премия АТК, Седьмая студия, следственный комитет, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, экспертиза
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Пекинская опера в Мариинском – дико, захватывающе, интересно!

Театральная критика / Воскресенье 12 ноября 2017
И в партер метить не надо, чтобы понять, что в китайской опере, естественно, будет все по-другому!
Отличий от западного «брата» здесь и правда оказалось во много раз больше, чем сходств(хотя и последние тоже имеются). Но главная антитеза увиденного с тем, что мы привыкли называть словом "опера" - в самих целях жанра...Нет, ну никак это не психологическая драма, раскрытая средствами музыки, вокальной и оркестровой. А что же тогда?
Китайский государственный театр на сцене Мариинского не впервые, но для большей части публики, судя по ее реакции, равно как и для меня, спектакль «Военачальницы из дома Ян» был первым соприкосновением с китайской вокально-театральной традицией...Сначала, признаться, было очень непросто: с первой и до последней минуты -- сжатый,пронзительный звук вместо мягкого тембра «на вокальном зевке», «непредсказуемо блуждающий» музыкальный лад,далекий от привычного многим двуполярного мира мажора и минора, условность действий персонажей (имитация бега, стоя на 1 месте), гипертрофированность эмоций (нарочитая тряска от страха всем телом), культ движения (сопровождение реплик и арий загадочной пластикой и неожиданными «скульптурными» замираниями в финале). Первые несколько минут люди едва подавляли смех – естественная форма защиты организма от такой концентрации нового. Вроде бы, пришли на оперу, но никакого психологического театра и близко, резкие лязгающие звучания национальных струнных инструментов, агрессивно разгоняющие динамику ударные, вокальные «кривляния» (на вкус западного cлуха), где вместо оттенков громкости – то ускорение, то растягивание музыкальной фразы, а для подчеркивания ее важности – форсированное, будто карикатурное вибрато.Текста не много, и его художественности говорить не приходится («Почему она так быстро опьянела? Она же умеет пить...»). После часа происходящего возникала растерянность ­– о чем все это. Было видно, что публика не без тягостных сомнений оставалась на второе отделение. К счастью, после антракта ряды поредели не сильно, и не зря– именно во втором действии были собраны все перлы и разгадки.
Вообще, «Военачальницы из дома Ян» (опера военного жанра «уси») – незамысловатая история о том, как 12 (или около того) женщин одного клана во главе со столетней генеральшей Шэ Тайцзюнь наперекор всем стереотипам побеждают в сражении против воинов Западного Ся, умудряясь отомстить за убитого родственника и защитить честь Императора. Но хитросплетения сюжета, отношения персонажей и смыслы здесь - так, для проформы. Все это ширма, маска, а за ней... – настоящий триумф боевых искусств, развернутый, поэтизированный танец военного действия с завораживающими акробатическими трюками. Именно его готовила первая «певческая» часть представления. Во второй же пластика почти полностью вытеснила слово, холодящие душу вращения орудий, синхронные кружения десятка ярких костюмов, упругие, без преувеличения восьмикратные сальто вытеснили какое бы то ни было пение. В сопровождении не осталось места мелодиям - только расжигающий пыл сражения ускоряющийся пульс ударных. Ох, горячо!
Вот тогда все и прояснилось: представленный нам жанр военной пекинской оперы – не о трагедии и морали amore e morte, не о людях и судьбах, не о чем бы то ни было человеческом – ­это ослепительно красивый, неостановимый, хладнокровный танец войны, наблюдать за которым дико, захватывающе, интересно.