Облако тегов:
ГИТИС, голосование, Золотая маска, Координационная группа, лекция, Минкульт, новые члены АТК, письмо, премия АТК, Спектакль года, СТД, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, экспертиза
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Прощальная песнь индустриализма

В культурном центре ЗИЛ пластический спектакль "Завод машин" станцевали под музыку Андрея Кулигина в исполнении Ансамбля Студия новой музыки и распрощались с ушедшей эпохой индустриализма.

Современные русские композиторы / Воскресенье 26 марта 2017
В культурном центре ЗИЛ показали хореографическую карикатуру на индустриальный романтизм XX века. Пластический спектакль "Завод машин" станцевали под музыку Андрея Кулигина в исполнении Ансамбля Студия новой музыки. В финале танцовщики и музыканты по-гайдновски распрощались с контруктивизмом ушедшей эпохи.
Гениальной хохмой балета оказался эпизод с холодильником. Его как божество медленно спустили "с небес" на фоне трогательного пуантилистического музыкального фрагмента. Именно в этот момент хореографы (Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев) сделали акцент на плавности движений. Любовный дуэт, соло-размышление, дымка (источаемая изобретением эпохи) и поедание бутерброда из холодильника лежало в одной плоскости. Кульминационное псевдовоссоединение человека и машины удачно поместили в точке золотого сечения.
Драматургия "Завода" раскручивается по спирали. Каждый виток - это два параллельных мира. Бездушная техника и живые люди. Они пытаются гармонично сосуществовать, но соединиться не могут.
В противоположность двум другим плоскостям музыка и хореография слились в единое целое. В музыке за техничные конструктивистские "витки" отвечал чеканный ритм и диссонансные удары аккордов в стиле "Завода" Александра Мосолова или "Рельсов" Владимира Дешевова. В характерных эпизодах имитации свиста, скрежета и монотонного отстукивания механизмов исполнителям удались на славу.
Внешне спектакль смонтирован из геометрических фигур и прямых линий. В пределах этой художественной задачи артисты театра "Балет Москва" нашли множество вариантов перевоплощения. Нарочитая угловатость в движениях: треугольники рук, параллели ног, перпендикуляры поддержек. Одни танцоры - однотипные фигуры конвейера, другие - его же детали с зацикливанием на простейшем движении - шаг, поворот, наклон. Визуальным продолжением хореографии художник-постановщик (Сергей Илларионов) "начертил" супрематические декорации. Заводские дымящие трубы сверху и снизу отметили горизонт и диагонали.
Взгляд на индустриального человека в спектакле продемонстрировал основные маркеры прошлой эпохи. В "одушевленных" эпизодах преобладает массовость - перформанс начинается с перекатывания огромного клубка людей по сцене. В одном из фрагментов идет трансляция идей "сверху" через рупор. Фразы типа "это начало пути осмысления культуры" буквально ввинчиваются в мозг на максимальной громкости, перебивая музыкальный фон. На периферии сцены расположилась стена с лампочками как еще одно ироничное замечание постановщиков. Идея прозвучала, девушка-активистка вкрутила лампочку, стена стала ярче, идеология прочнее. В сценографии не обошлось и без человека с красным флагом. Он растерянно бегал по сцене, не зная, куда пристроить столь важный атрибут. Многие движения выглядели как пародия на механизмы машин. Но попытка идентификации человека и промышленных изобретений намеренно осталась нереализованной. Об этом в первую очередь говорит музыкальное содержание. Техника пуантилизма не давала танцовщикам слиться в однородную массу. Звукоточки невероятно далеки друг от друга (даже если это повторение звука на одной высоте) во времени и пространстве (они разбросаны по разным тембрам партитуры). Некоторая репетитивность (хоть она и по сути своей монотонна) в финале спектакля обретала внутренние изменения мотивов и образно отдалялась от стучащего конструктивизма.
Оказав почтение индустриальной эпохе, танцоры "оплавились", подобно оловянным фигурам, и медленно покинули сцену. Гася свет, оставили свои места и музыканты, как будто они исполняли только что "Прощальную" симфонию Й. Гайдна. Финал перформанса намекнул публике: "Все увиденное - лишь воспоминание, посвященное 80-летию Дворца культуры АМО ЗИЛ, не более того".

Финал перформанса намекнул публике: "Все увиденное - лишь воспоминание, посвященное 80-летию Дворца культуры АМО ЗИЛ, не более того".

Современные русские композиторы: Андрей Кулигин