Облако тегов:
ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, Золотая маска, Кирилл Серебренников, Координационная группа, лекция, Минкульт, новые члены АТК, письмо, премия АТК, Седьмая студия, следственный комитет, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, фестиваль, хроника, Человек года, чувства верующих, экспертиза
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

В Новом Пространстве Театра Наций показали инсталляции Хайнера Гёббельса

Театр / Среда 22 марта 2017
Нередко имена, уже давно признанные в Европе, в российское культурное пространство приходят с опозданием. Это относится и к авторитетному немецкому режиссеру Хайнеру Гёббельсу, выставка инсталляций которого открылась 11 марта в Новом Пространстве Театра Наций. Между тем, его работы стоит увидеть хотя бы для того, чтобы понять, что такое современное искусство и современный театр сегодня.
Спектакли Гёббельса и раньше ставились в Москве, однако подробное знакомство российской публики с творческим методом мастера началось в 2013, тогда главным событием внеконкурсной программы престижной национальной премии «Золотая маска» стал спектакль «Вещь Штифтера», главными действующими лицами которого оказались три бурлящих бассейна и несколько механических фортепиано. Два года назад в издательской серии Электротеатра «Станиславский» впервые были опубликованы тексты немецкого режиссера, там же поставлен «Макс Блэк». Наконец доехали до Москвы и его инсталляции.
Импульсом к созданию одной из них, GENKO-AN 107031, специально созданной для Нового Пространства Театра Наций, оказались впечатления от посещения буддийского храма в Киото и восточная философия. Основа храма Genko-An – два окна, круглое и квадратное. Согласно учению Будды, первое символизирует просветление, второе иллюзорность и страдания.
Нырнув в прорезь брезентовой навеси подвального помещения, оказываешься в кромешной темноте и чувствуешь себя абсолютно беспомощным. Успокаивает мерный шум воды за железным ограждением. Протиснувшись вглубь, понимаешь, что в помещении две арочные конструкции, сквозь которые видны две ярко горящие фигуры: квадрат и круг. Причем если ты смотришь на одну из них, возможности увидеть другую нет: оказавшись «один на один» с квадратной фигурой, иллюзорностью внешнего мира, уже не до мира «внутреннего», и наоборот.
Похоже, автору ближе идея «круга-Вселенной», которую он и конструирует в темном подвале Нового Пространства Театра Наций. Постепенное погружение внутрь вибрирующего пространства-сферы усиливается доносящимися с разных сторон архаичными записями народов разных стран и голосов современности, среди которых Гертруда Стайн, Анна Ахматова, Марина Абрамович и Улай, Хайнер Мюллер, и все это формируется в единый поток звучащей материи. Еще один ее слой – посвященные идеям американского философа Генри Дэвида Торо «Пустые слова» Кейджа и «Walden» Гёббельса, по роману Торо «Уолден, или Жизнь в лесу». Торо проповедовал изоляцию от общества и сосредоточение на своей внутренней жизни, близости к природе, построив хижину на берегу Уолденского пруда. Между хижиной Торо и буддийским храмом вполне можно провести знак равенства, в том и в другом случае важен процесс самопознания и самопогружения.
Интерпретаций может быть сколько угодно много, Гёббельс намеренно провоцирует на их неоднозначность и порой противоположность, он отказывается от какой-либо сюжетности и иллюстративности, оставляя лишь формы и конструкции и давая простор для «домысливания» и «достраивания». Инсталляции Гёббельса – это и его спектакли, и в том и в другом случае он работает с театральными элементами, однако они важны для него не в иерархическом смысле, скорее наоборот, они находятся на разных полюсах, но при этом воздействуют на публику как единое целое. Гёббельс воссоздает свою собственную Вселенную средствами театра, заново выстраивая отношения между звуком, пространством, временем, словом и визуальной частью.

Копирайт: Хайнер Гёббельс / Новое Пространство Театра Наций