Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

Конкурс фестиваля «Золотая маска» зафиксировал тенденции сезона

Появились новые лидеры, вчерашний эксперимент влился в мейнстрим, а количество годного к употреблению театра продолжает расти

Ведомости / Понедельник 21 апреля 2014
Балет и танец
Появление молодого, просвещенного, да еще и обладающего чувством юмора хореографа — явление на российских просторах настолько уникальное, что вызвало настоящий «маскопад». Четыре награды, врученные Вячеславу Самодурову и ведомому им балету Екатеринбургского оперного театра, сравнимы только с появлением Алексея Ратманского и его «Светлого ручья» ровно десять лет назад, который тоже победил в четырех номинациях. Но если имя Ратманского к тому моменту было у всех на слуху, то Самодуров добился триумфа всего с третьей попытки. Одноактные «Вариации Сальери» действительно настолько обескураживающе свободны, естественны и при этом изящны, что надолго оставляют послевкусие испытанного счастья. Поэтому музыкальное жюри под председательством композитора Леонида Десятникова не стало удерживать себя за руку и щедро выдало им звание лучшего балетного спектакля сезона, Вячеслава Самодурова признало лучшим хореографом, а исполнительницу одной из сольных партий Елену Воробьеву — лучшей балериной. Еще одна награда досталась другому спектаклю Самодурова Cantus Arcticus за лучшую работу дирижера, проделанную Павлом Клиничевым.
Но если в балете победа «Вариаций Сальери» была очевидна — вопрос шел только о том, в каких именно номинациях, — то в современном танце интрига сохранялась до последней минуты. Прошлогоднее 100-летие «Весны священной» спровоцировало конкурсное противостояние двух гранд-дам современного танца — Саши Вальц, поставившей свою версию балета Стравинского в Мариинском театре, и Татьяны Багановой, которую пригласил Большой. Отлаженной работе немецкого хореографа жюри предпочло несколько растрепанную, но пронзительную постановку Багановой, самоотверженно спасавшей гвоздь огромного юбилейного проекта. С помощью художника Александра Шишкина (он тоже получил «Маску» за лучшую работу художника в музыкальном театре) она засыпала сцену Большого торфом, залила ее водой — и сконструировала собственную вселенную, не побоявшись имперского имиджа труппы. В разделе «Современный танец» победил Большой театр, которому передала свой опыт труппа «Провинциальные танцы», — факт, достойный внимания.
Опера
Впервые ни одной «Маски» — ни в балете, ни в опере — не получил Мариинский театр. Но это не так всех удивило, как то, что маскопад не обрушился на модный Пермский театр, где Теодор Курентзис и его команда сделали исключительную по музыкальным качествам «Свадьбу Фигаро». Лучшим оперным спектаклем был признан «Евгений Онегин» Михайловского театра в спорной, но безусловно талантливой постановке Андрея Жолдака — он же, дебютант в опере, был оценен и как лучший оперный режиссер (персонально награжден и художник по свету Эй Джей Вайссбард). А звание лучшего дирижера досталось Яну Латаму-Кенигу, который в один из последних фестивальных дней покорил жюри сильным прочтением «Тристана и Изольды» в Новой опере: тут на победу поработал также и фактор свежего впечатления. Наверное, оставался выход: дать Курентзису один из спецпризов, но музыкальное жюри поступило еще остроумнее, наградив таковым спецпризом не самого Теодора, а его ближайшего сподвижника Максима Емельянычева, с «чувством стиля и головокружительным упоением точностью» (гласит официальная формулировка) аккомпанировавшего в «Свадьбе Фигаро» речитативы на молоточковом фортепиано. И то: если бы Курентзис повесил на стену очередную персональную «Маску», это ничего бы не изменило, а тут создан прецедент: впервые за двадцатилетнюю историю фестиваля «Золотой маской» награжден музыкант «из ямы».
Честь Большого театра поддержали сопрано Венера Гимадиева («Сомнамбула»), ставшая первым в истории лауреатом «Маски», кто не пел премьеру, и британский художник по костюмам Энтони Макдональд («Дитя и волшебство»). Честь Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко — приглашенный тенор Максим Миронов («Итальянка в Алжире»). Честь композиторского цеха — Владимир Кобекин («Холстомер» в Камерном театре имени Покровского), в который раз получивший «Маску», хотя его соперниками были совсем уж маститый Родион Щедрин и лидер среднего поколения Сергей Невский. Последний тоже был награжден спецпризом в составе команды, сделавшей оперу «Франциск» («Опергруппа» плюс все тот же не боящийся новаций Большой театр). Музыкальное жюри не осталось чуждым и эксперименту, выдав еще один спецприз спектаклю Театра.doc «Акын-опера».
Мюзикл
В номинации «Оперетта/Мюзикл» оперетт не значилось (в заповедниках редкого жанра тоже завелись микрофоны, почему спектакли и отвергаются отборщиками), а из мюзиклов победила лицензионная «Русалочка» компании «Стейдж энтертейнмент» и певшая в ней Манана Гогитидзе (второй год подряд), хотя в персональных номинациях за новосибирскую «Мессу» Бернстайна отмечены дирижер Айнарс Рубикис (тоже один из новых лидеров) и артист Дмитрий Суслов.
Драматический театр
Главной особенностью конкурсной программы XX фестиваля «Золотая маска» стало беспрецедентно высокое количество номинированных драматических спектаклей. Окончательно измучившимся к концу фестиваля членам жюри во главе с Адольфом Шапиро можно было лишь посочувствовать: в общей сложности им пришлось посмотреть 34 спектакля — двадцать два драматических, шесть в номинации «Эксперимент» и шесть в конкурсе театра кукол. Такой подвиг жюри имел бы смысл, если бы количество шедевров, соревнующихся между собой, превзошло все ожидания, но, увы, это не так, и прошлый сезон для российского театра оказался в лучшем случае неплохим. Масса слабых спектаклей, вставших волей экспертного совета «Золотой маски» вровень с действительно важными театральными свершениями, говорила в этом году скорее о девальвации конкурсной программы.
Самая напряженная борьба развернулась вокруг номинации «Спектакль большой формы», где внимания заслуживали по меньшей мере шесть названий: «Коварство и любовь» и «Враг народа» (режиссер Лев Додин, петербургский Малый драматический театр), «Добрый человек из Сезуана» (режиссер Юрий Бутусов, московский Театр имени Пушкина), резонансная постановка Константина Богомолова «Идеальный муж» (МХТ им. Чехова) и два спектакля по пушкинскому «Евгению Онегину» — московский в режиссуре маститого Римаса Туминаса (Театр Вахтангова) и новосибирский в режиссуре молодого Тимофея Кулябина («Красный факел»). Без обид со стороны номинантов и просто сочувствующих, конечно, не обошлось, но все-таки жюри вполне изящно разрулило эту непростую ситуацию, выдав главную награду фестиваля спектаклю Льва Додина «Коварство и любовь» (художник Александр Боровский был, в свою очередь, отмечен здесь за сценографию), «Маску» за режиссуру — Римасу Туминасу, а два специальных приза — Юрию Бутусову и Тимофею Кулябину. Обидное невнимание членов жюри к мхатовскому «Идеальному мужу» было отчасти компенсировано на этом фестивале призом театральных критиков, который достался этому спектаклю Константина Богомолова.
Номинация «Спектакль малой формы» в этом году была, напротив, удручающе слабой. Но в лидеры неожиданно вырвалась «темная лошадка», и приз достался постановке Анатолия Ледуховского «Васса» («Ведогонь-театр», Зеленоград). Трудно сказать, насколько справедливо это решение, поскольку ни зрители, ни большинство столичных критиков этот спектакль так и не увидели: Зеленоград слишком близок к Москве, чтобы привезти «Вассу» на фестиваль наравне с другими провинциальными работами, и слишком далек, чтобы балованная московская публика согласилась пересечь МКАД ради одного спектакля. Возможно, единственная ошибка организаторов фестиваля, чья логистика не оставляет желать лучшего, заключалась в том, что они не организовали бесплатный транспорт для желающих увидеть эту постановку.
Почти никто не сомневался, что «Золотая маска» за лучшую женскую роль должна достаться Александре Урсуляк за две роли в спектакле Юрия Бутусова «Добрый человек из Сезуана». Так и случилось. В номинации «Лучшая мужская роль» конкуренция была мощнее, но там победил Алексей Вертков, сыгравший Веничку в спектакле Сергея Женовача «Москва — Петушки». Приз за лучшую роль второго плана увезла в Петербург Эра Зиганшина, завоевавшая симпатию зала в роли Бабушки в спектакле Валерия Фокина «Литургия Zero» по «Игроку» Достоевского».
Эксперимент
В конкурсе «Эксперимент» публику тоже ожидал сюрприз: награда досталась не режиссеру Дмитрию Волкострелову, который считался негласным фаворитом (спектакль Shoot/Get Treasure/Repeat, петербургский Театр Post), а социальному проекту «Отдаленная близость» (Центр драматургии и режиссуры, Москва) с участием людей с особенностями развития. Как выразился в кулуарах кто-то из членов жюри, «бывают случаи, когда этика важнее эстетики».
Куклы
В конкурсе кукольных театров сенсаций не случилось: «Маска» не в первый раз уехала в Пензу, а режиссер Владимир Бирюков, заслуживший ее за свой спектакль «Убить Кароля» по пьесе Мрожека, в ходе церемонии грустно помечтал о том, что вдруг хоть эта награда сможет как-то изменить бедственное положение его театра «Кукольный дом», который уже на протяжении многих лет ютится в комнате площадью 56 квадратных метров.

Раскройте тему

Современные русские композиторы: Владимир Кобекин, Сергей Невский
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, Дальний Восток, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера, Якутия
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков