Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Театральная критика

В России наконец-то побывал амстердамский «Концертгебау»

Лучший оркестр мира волновался за свою репутацию и в результате ее не посрамил

Ведомости / Вторник 12 ноября 2013
Долгожданные гастроли оркестра, занимающего верхнюю строчку рейтинга журнала «Граммофон», закрывали год Голландии — России, почему полпартера Большого зала Консерватории состояло из голландцев — включая обоих Их Величеств, которых фотографировали репортеры, повернувшись спиной к сцене с кланяющимися музыкантами. Зато этими музыкантами были ленинградец Марис Янсонс и американец Ефим Бронфман, тоже музыкант с русскими корнями. Русская гордость была и в самом оркестре — первый гобой Алексей Огринчук: именно по нему делалась тонкая настройка всего организма, консервативного и бесконечно омолаживающегося.
С первых же нот звук оркестра заставил ахнуть: настолько упруги и легки были контрабасы, звук которых лежал в основах совершенной архитектуры, настолько ажурно звучали скрипки, пели флейты и подсказывали ценные идеи валторны. Бронфман исполнил Третий концерт Бетховена безупречно — по аппарату, слуху и стилю показав и помпезные, и сентиментальные мотивы во всем богатстве их сплетений. Но у пианиста словно была еще и роль экскурсовода по оркестру «Концертгебау». Его игра будто приглашала слушать оркестр, краски которого еще больше оттенял «Стейнвей» солиста. Рафинированностью игры Бронфман заслужил полное право на виртуозный бис: им стал Этюд Листа по Паганини. Но все же лучшим воспоминанием концерта остался, казалось бы, дежурный Бетховен — а не напыщенная «Жизнь героя» Рихарда Штрауса, сыгранная большим составом оркестра во втором отделении.
Конечно, роскошь партитуры — и ее артистическую беспорядочность — оркестр передал великолепно, и концертмейстер играл за «подругу героя» как заправский солист, но после Бетховена оркестровый навал раннего Штрауса казался обыденным. Было и неприятное обстоятельство — неоднократные ошибки в группе валторн заставили публику задуматься об относительности рейтингов и репутаций.
На второй день в Концертном зале Чайковского необходимо было исправляться. Давали Вторую симфонию Малера — великое произведение, известный изъян которого заключается в том, что оно написано заведомо в жанре великого произведения. Тремоло струнной группы, великолепные в своей лихорадочной отрепетированности фразы басов заставили вздрогнуть. И вдруг из группы валторн снова раздался кикс. Хуже быть ничего не могло. Симфония только началась, а честь оркестра повисла на волоске. Это почувствовал и зал, и музыканты, и Янсонс. Оркестр напрягся и нахмурился. Страница за страницей грандиозной партитуры над музыкой висел дамоклов меч: только бы никто больше не ошибся.
Никто больше не ошибся. Но истинная свободная и стройная музыка зазвучала только в финале, в котором душа человеческая, проходя через невообразимые космические баталии, напряженно шествовала к Воскресению. В решающем эпизоде зазвучали невидимые оркестры из фойе — их было три или четыре, они играли с ангельской стройностью, а со сцены им отвечала лишь пара флейт. Огромный оркестр молчал и слушал, проходя испытание перед вечностью, и выглядел метафорой человечества.
Богатую лепту в спасение последнего внес хор «Латвия», гармоничный от глубоких басов до сильных сопрано, и прочувствованно певшие солистки Анна Ларссон и Вероника Джиоева. Когда Янсонс снял последний аккорд, у всех отлегло — лучший оркестр мира действительно оказался таковым, а что касается идеи вечной жизни, то ее стоило бы выдумать только ради того, чтобы в земной жизни имелась Вторая симфония Малера.
Облако тегов:
Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера Антисобытие года, АРТ Корпорейшн, Беларусь, ГИТИС, Гоголь-центр, голосование, гранты, заявление, Золотая маска, Кибовский, Кирилл Серебренников, Комсомольск-на-Амуре, Координационная группа, лекция, Министерство культуры, Минкульт, московский Департамент культуры, Новосибирск, новые члены АТК, Ольга Любимова, Открытое письмо, письмо, Полицейское насилие, премия, премия АТК, Просветительская деятельность, Протесты, Реальный театр, Санкт-Петербург, Седьмая студия, Сергей Афанасьев, Серебренников, следственный комитет, Событие года, солидарность, Софья Апфельбаум, Спектакль года, СТД, суд, театр Современник, театральные СМИ, фестиваль, хроника, цензура, Человек года, чувства верующих, Школа театрального блогера, экспертиза, Юлия Цветкова, Юлия Цветкова, режиссера
Журнал "Театр"

Петербургский театральный журнал

Музыкальная критика

Современные русские композиторы

Ассоциация музыкальных критиков